Об этике и вечном Жириновском

Разное

Думская комиссия по вопросам депутатской этики внесла на рассмотрение палаты проект кодекса этой самой депутатской этики. Событие не было бы замечено вообще никем, кабы не совпало во времени с очередным скандальным выступлением вице-спикера Государственной думы Жириновского, в котором тот сумел заметно превзойти свой привычный уровень хамства. Непонятно, впрочем, радоваться ли авторам проекта такому информационному поводу. С одной стороны, благодаря ему хоть кто-то обратил внимание на их труды; но, с другой стороны, обратили внимание только затем, чтобы спросить: а с этим-то молодцом как? по новому проекту можно будет с ним совладать? Поняв же, что и по новому тоже будет нельзя, махнули рукой и отвернулись.

Кодекс депутатской этики, разумеется, нужен — хотя бы потому, что так принято. Во всяком парламенте есть некие устоявшиеся правила поведения, и едва ли в нашу позднюю эпоху такие правила где-то пребывают ещё неписаными. Готов поверить, что нынешний проект вполне отвечает современным стандартам — в целом. Что же до деталей, то они в предложенном проекте таковы. Неэтично поведшего себя депутата могут постичь три вида кар: меры оперативного воздействия, основные меры воздействия — и дополнительные. «Оперативно» провинившегося депутата можно без долгих церемоний лишать слова или удалять с текущего заседания. «Основные» меры — это лишение депутата права выступать сроком до одного месяца, лишение права посещать заседания, наложение денежного штрафа и даже досрочное прекращение полномочий депутата. Ну и «дополнительные»: публичные извинения и публикация в СМИ. Как видите, единственным действительно суровым наказанием за неэтичность оказывается лишение мандата, но прецедентов такого рода не было — и, думаю, не будет. Дело даже не в том, что в глубине души отнюдь не все склонны считать этические промахи достаточно серьёзной вещью, а в том, что депутат не нанят, а избран. Перерезать волосок, на котором депутат висит, как известно, может лишь тот, кто подвесил: только избиратель имеет настоящее право решать, стал ли его избранник настолько неэтичен, что более не достоин представлять его в парламенте. Понятно, что при выборах по пропорциональной системе (по которой избрана вся ныне действующая Дума) этот простой тезис несколько замутняется — ни у кого из депутатов нет конкретных избирателей, голосовали за партийные списки; но даже и тут избиратель остаётся единственным надлежащим судьёй. Всё же остальное — разговоры в пользу бедных: комиссия по этике пугает, а неэтичному депутату не страшно.

Ну ни на грош не страшно. Вот и Жириновский на заседание комиссии по этике, где предстояло разбирательство его нынешнего проступка, просто-напросто не явился. Не счёл необходимым: он важная деталь Системы — ему ли волноваться по таким пустякам. А ведь скандал-то он устроил прямо в стенах Думы (во время так называемого выхода к прессе), и совершенно омерзительный. За четверть века, что этот человек приплясывает у политической рампы, он много чего наговорил и наделал в