О мате по поводу промышленной политики

Разное

В ленте новостей за межпраздничное 6 мая, в основном занятой сообщениями об украинском кризисе, мелькнуло вдруг и внутреннее известие. Минпромторг опубликовал на едином портале проектов нормативных правовых актов законопроект «О промышленной политике в РФ» для общественного обсуждения. Новость важная. Сам термин промышленная политика на многие годы изгонялся из официального оборота; совсем ещё недавно за одно произнесение таких слов людей зачисляли в невежды и обскуранты — и вдруг федеральное министерство готовит и предлагает обсудить целый законопроект! Дело будет непростое: за время едва ли не полной абстиненции по части промполитики не мог не сложиться страшный дефицит обкатанных в дискуссиях идей. Но восполнять этот дефицит нужно безотлагательно.

Потому что поменялось время. Можно расходиться во мнениях о причинах перемен, но совершенно бесспорно, что послекрымская жизнь идёт в граничных условиях, кардинально изменившихся по сравнению с жизнью докрымской. Перемена случилась надолго, переждать её зажмурившись нельзя. И самые разные политики, от бюджетной до образовательной, что сложились в той жизни, на глазах теряют всякий смысл в жизни этой. И политики эти надо менять — что, в общем-то, и начало происходить, и появление закона о политике промышленной в этом смысле очевидно необходимо.

Сейчас законопроект проходит антикоррупционную экспертизу. Не возьмусь предсказывать её результат, но вряд ли он окажется нетривиальным — впрочем, антикоррупционный анализ проектов вообще так и не стал серьёзным этапом нормотворчества. Общественное обсуждение текста законопроекта может оказаться гораздо более драматичным. Оно едва ли даст заметные постатейные результаты, и сердиться за это (в данном именно случае) не стоит, потому что закон — рамочный. Там сказано, что промышленная деятельность — это то-то и то-то, а промышленная политика — то-то и то-то; что цели и принципы у неё такие-то (сплошь хорошие), а полномочия в ней у таких органов такие, а у сяких — сякие… Когда дело дойдёт до практики, может оказаться, что и тот «рамочный» принцип лучше было сформулировать иначе, и другой, и третий; но пока-то до практики не дошло. Поэтому острых споров можно ожидать не по деталям, а по сути: далеко не все даже и в правительстве согласны с тем, что табу на промполитику пора снимать. Тем более что в проекте имеются и содержательные вещи: и создаваемый на бюджетные деньги фонд поддержки российской промышленности, и дедушкина оговорка для инвесторов (здесь она называется «инвестиционный контракт»), и приоритет отечественной продукции при госзакупках. Всё это тоже в предельно обобщённом виде, требующем дальнейшего нормативного толкования, но и до всякого толкования понятно, что такие меры — как и любая на свете политика — требуют денег, а потому едва ли Минфин не станет этим новшествам жёстко оппонировать. Во всяком случае, этот закон — повторим, рамочный, не порождающий прямых последствий, — министр Мантуров надеется принять разве что «до конца 2014 года». Кто бы спори