Тобой не устрашен испанец

На улице Правды

Навязав свою волю австрийскому императору и прусскому королю и принудив их к полной покорности, подписав с русским императором позорный для России Тильзитский мир, император Наполеон, казалось, мог почивать на лаврах. Вся континентальная Европа лежала у его ног, и сподвижники императора желали спокойно наслаждаться немалыми плодами побед. Но они были обмануты в своих стремлениях к тихой неге.

Уже в октябре 1807 г. началась испанская кампания. Сперва французские части, пройдя транзитом через испанскую территорию, заняли Португалию, а в 1808 г. пришел черед и самой Испании. Причем вопрос об испанской короне был решен посредством европейской, она же северная, хитрости. Воспользовавшись дрязгами между испанским королем Карлом IV и наследником престола, затем провозгласившим себя при живом родителе новым королем Фердинандом VII, Бонапарт решил произвести честное посредничество между тяжущимися сторонами — примерно как в феврале 2014 г. в Киеве европейские державы столь же честно выступили в качестве гарантов договоренности между В. Ф. Януковичем и Майданом. Благо по своим психофизическим, а равно и политическим качествам Янукович сильно походил на Его Католическое Величество.

Для удобства посредничества испанские Бурбоны были приглашены во Францию. «Наполеон, прибывший в Байонну одновременно с испанской королевской семьей, после бурной сцены в его присутствии, когда Карл IV замахнулся палкой на Фердинанда, вдруг объявил свою волю: он потребовал, чтобы как Карл IV, так и Фердинанд отказались от испанского престола и формально предоставили ему, Наполеону, право распорядиться Испанией по своему произволу. Наполеон объявил им, что, радея об их личном благоденствии и спокойствии, он их уже не отпустит назад в Испанию, а отошлет короля и королеву в Фонтенбло, а Фердинанда и других принцев — в Валансэ, в замок князя Талейрана. Это и было тотчас исполнено. А спустя несколько дней, 10 мая 1808 г., Наполеон приказал своему брату Жозефу, королю неаполитанскому, переехать в Мадрид и быть отныне королем испанским».

Все прошло не просто гладко — одуряюще гладко. Испанию оккупировали французские войска, король Жозеф-Иосиф въехал в Мадрид, Бурбонов постигла судьба Януковича. «И вдруг совершенно неожиданно не только для Наполеона, но для всей Европы, безмолвно и боязливо следившей за новыми насилиями завоевателя, в Испании вспыхнул пожар лютой, непримиримой крестьянской партизанской борьбы против французских завоевателей». Борьбы, прошедшей через разные стадии, знавшей и поражения, и победы над французами. Герилья началась без всякой внешней помощи, затем англичане стали снабжать восставших современным оружием, на юге Испании была образована Донецкая народная республика, и закончилось яростное сопротивление только с окончательным уходом французов с Пиренейского полуострова.

«Его императорское величество быстро приведет к разуму дикую испанскую чернь», — почтительно писали в европейских газетах. «Кажется, разбойник наконец сам наткнулся на нож», — шептали меж собой пот