Безналичный ужас

Тема недели
Платежные системы
«Эксперт» №27 (906) 30 июня 2014
Редакционная статья
Безналичный ужас

Легенда гласит, что идея пластиковых карт возникла у трех весьма успешных бизнесменов из США, которые вспомнили, как один американец разрешал знакомым пользоваться своим вкладом в обмен на небольшой процент. В этом суть «пластика» и его порождения — платежных систем: давать возможность потреблять больше, чем можно. Для периода бурного развития мира потребления — а первые пластиковые карты появились в 1949 году — эти финансовые механизмы оказались весьма кстати. Однако только в начале XXI века безналичный оборот сравнялся с наличным. Люди упорно держались за привычные купюры, и до сих пор в любой, в том числе европейской стране ваши наличные примут с большим почтением, чем даже «бриллиантовую» карту.

В 2013 году агентство Moody’s по заказу Visa исследовало влияние степени проникновения пластиковых карт на экономику различных стран. Оказалось, что влияние это заметно и имеет линейный характер. То есть потребление и ВВП стран находятся в прямой зависимости от объема «пластика». С 2008 по 2012 год среднегодовой рост мирового ВВП составил 1,8%, из них примерно 0,2% обусловлены влиянием «пластика». Естественно, влияние это осуществляется через рост потребления — каждый знает, что карточка эмоционально облегчает траты, а статистика даже показывает, на сколько: обладатель карты в среднем оставляет в магазине на 30% больше, чем человек с наличными.

Впрочем, как и любое исследование такого рода, выводы Moody’s содержат в себе риск ложной корреляции. Нельзя утверждать наверняка, что рост потребления на определенную долю процента есть следствие роста безналичных платежей, а не просто роста среднего класса, который хочет пользоваться карточками. Но даже если и существует такая прямая связь, у нее есть связи-антагонисты.

Об одной из них хорошо известно. «Пластик» ложится на торговлю тяжелым бременем. Именно она в результате проникновения платежных систем должна оплачивать до 2,5% комиссии за каждую безналичную операцию. Причем именно в XXI веке «пластик» обнаглел — с 2000 по 2010 год размер комиссии за использование платежных систем в американской рознице вырос почти вдвое: розничная сеть отдает платежной системе один доллар из 40.

Несколько обобщая, можно сказать, что сформировавшаяся в ходе глобализации финансовая система, завоевав мир, стала все более агрессивно доить мировую экономику. Да, она стимулировала потребление, но что она отобрала у хозяйства?

Ответ очевиден: способность к накоплению. Ипотека, потребительский кредит, лизинг, пластиковые карты — все стимулировало траты и «перетраты». Мы пока еще не готовы подтвердить это количественно, но можно предположить, что одновременно с наступлением «пластика» доля реальных накоплений катастрофически падала. И это, естественно, подтачивало все финансовые системы мира, кроме одной — той, которая эмитировала доллар. Национальные же финансовые системы становились все более слабыми, поскольку граждане этих стран не хотели сберегать, а значит, инвестировать и реально богатеть.

Недавнее исследование Deutsche Bank