О потребности в логике

Разное

Министр экономики Улюкаев предложил правительству «рассмотреть возможность» возврата гражданам накопительной части пенсии за 2014 год — и имел неосторожность рассказать об этом газетчикам. Министр финансов Силуанов сразу — и тоже через журналистов — жёстко возразил коллеге: «Никто не собирался эти деньги возвращать, потому что эти деньги пошли на Крым, на антикризисные меры. Сейчас, пока этот ресурс есть, он скорее всего пойдёт на поддержку программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя».

Высказывание получилось броское, и его активнейшим образом обсуждали почти сутки, пока сам автор его не дезавуировал — следующим образом: «Появились заявления, что правительство тратит деньги накопительной части пенсий будущих пенсионеров. Это абсолютно неправильно». Впрочем, и тогда обсуждения продолжились, причём по обеим линиям, вольно или невольно затронутым министром: и относительно судеб накопительной пенсии в России — и насчёт того, как сказалось (скажется) на благосостоянии россиян присоединение Крыма.

Первая линия вышла не очень шумной, хотя, по идее, затрагивает многие миллионы сограждан. Но это только по идее; не мной замечено, что кабы проблемы накопительной части пенсии всерьёз интересовали будущих пенсионеров, правительство не решилось бы так вольно распоряжаться накопленными средствами. Интерес у людей, может, поначалу и был, но по нему мощно ударили громкими ошибками на заре пенсионной реформы, а остаток его успешно добивают ежегодными «письмами счастья», из которых слишком хорошо видно, о каких искромётных суммах идёт речь. Да и нет (пока) повода говорить, что хоть какая-то часть накопляемых гражданами сумм куда-то делась: замороженные правительством суммы за 2014 год лежат себе (пока) то ли в ПФР, то ли в правительственном резерве (то есть и там и там — в разных смыслах слова), и никаких принципиальных решений по ним ещё не принято. Может, их вернут — тем или иным способом, может, вообще не вернут — итоговое решение будет значимо с макроэкономической точки зрения, но не слишком заметно скажется на большинстве отдельных граждан. И довольно (здесь) об этом.

Зато вторая линия разгулялась не на шутку. Лишь только реплика министра финансов прошла по лентам, социальные сети будто взорвались: так вот чего на самом деле стоил «крымнаш» — у пенсионеров отобрали пенсии! Шума в сети было много, и наутро он, за вычетом мата, предсказуемо перешёл в газеты: накопительные пенсии ушли в Крым, и нет шансов их вернуть; у пенсионеров отнимают последние сто рублей; знали бы граждане, радовавшиеся присоединению Крыма, чему они радуются, — и так далее. По мне, так и в этой волне смысла не больно много. Во-первых, потому что в бюджете — в том самом бюджете, в котором, по смыслу первого высказывания министра финансов, настолько пусто, что взятое у будущих пенсионеров решительно нечем возвращать, — денег на самом деле хватает. Даже при включённых на полные обороты помпах, качающих деньги вовне, дна никогда не видно. Вот и в этом году, хотя он уж точно