Состояние стабильно тяжелое

Экономика и финансы
Рынки капитала
«Эксперт» №28 (907) 7 июля 2014
Недоразвитая финансовая система — препятствие для роста экономики: бизнесу не хватает денег, а существующие институты не в состоянии необходимые средства предоставить. Единственный выход — планомерное развитие и активизация внутренних инвестиций в самом широком смысле
Состояние стабильно тяжелое

Как выглядит человек в коме, большинству известно по фильмам, но самое страшное остается за кадром: на больного можно смотреть часами, а он ни разу не шевельнется и не вздохнет. Потому что полное выключение сознания, каковым и является кома, означает отсутствие активных движений, реакций на раздражение, в том числе и на боль, расстройство дыхания и сердечной деятельности.

Российская финансовая система очень напоминает человека в коме: полноценно не функционирует (не снабжает экономику в достаточном количестве деньгами для развития), высшие функции центральной нервной системы — рынки акционерного и отчасти заемного капитала — угнетены, питание в виде инвестиций поступает через катетер и не всегда туда, куда нужно (вспомним замораживание средств пенсионных накоплений в этому году).

Известно, что из многолетней комы без последствий можно выйти лишь в кино — в жизни так не бывает. Законсервировав свою финансовую систему в нынешнем полуинвалидном состоянии, мы рискуем никогда не получить ее в развитом виде — и, соответственно, лишиться возможности активно развивать свою экономику.

Если говорить упрощенно, то примерно половина инвестиционных потоков, которые действуют в полнокровной финансовой системе, в нашем случае либо отсутствуют, либо не наполнены должным образом (см. схему). Основная проблема — это слишком слабые потоки инвестиций граждан, пенсионных фондов и банков в облигации и акции. Кажется, разве это важно: население несет деньги на депозиты, банки кредитуют экономику, покупают облигации и закладывают их в ЦБ и вроде система работает. Но опыт самих банкиров и компаний свидетельствует: использование преимущественно кредитования в ущерб долговому и акционерному капиталу не позволяет развивать новый бизнес, да и существующий тоже. Под 12, 15, 17% годовых невозможно взять деньги на постройку дороги или моста, на покупку оборудования — осуществить долгосрочный капиталоемкий проект с такими ставками нереально, наглядный тому пример — освоение Эльгинского месторождения (см. «Эльгу взять, патронов не давать» на стр. 15). Значит, что-то работает не так.

Без движения

Принято считать, что есть две финансовые модели: в первой, англосаксонской, сильны инвестиционные банки и брокеры (так живут США), во второй, характерной для континентальной Европы, основным элементом являются классические банки (яркий пример — Германия). «Исторически наша страна тяготела к континентальному, второму, типу финансового рынка. Именно ему соответствовала правовая система, а также институциональная структура рынка, в свою очередь, соответствовавшие структуре постсоветской, а затем и российской экономики, — говорит президент Национальной фондовой ассоциации Константин Волков. — Однако с начала девяностых сменяющие друг друга руководства органа — регулятора финансовых рынков, будучи поклонниками англосаксонской модели, предпринимали всевозможные усилия для ее внедрения. В результате получилась некая смешанная модель с развитыми инфраструктурными институтами и преобладанием банко