Новые русские музеи

Культура
Частные коллекции
«Эксперт» №29 (908) 14 июля 2014
Коллекционирование предметов искусства проходит у нас в стране положенные этапы, и если 1990-е и начало 2000-х в России были временем накопления произведений и опыта, часто путем проб и ошибок, то тренд 2010-х — создание новых частных музеев
Новые русские музеи

Когда-то все крупные музеи были частными — и Эрмитаж, и Третьяковка, и «импрессионистическая» часть Пушкинского, не говоря уже о Прадо, Уффици, Лувре, Метрополитен-музее и прочих, которые начинались с частных собраний и по меркам истории стали национальным достоянием относительно недавно. Во всем мире и сейчас полно частных музеев разной тематики, и некоторые из них не уступают государственным гигантам по качеству коллекций и насыщенности выставочной программы. Достаточно вспомнить Музей Гуггенхайма с многочисленными филиалами и два венецианских музея Франсуа Пино с первоклассными работами современных художников, Neue Galerie Рональда Лаудера в Нью-Йорке с «Золотой Аделью» Климта и прочим австрийским и немецким искусством начала прошлого века, Фонд Бейелера под Базелем с хрестоматийными Сезанном и Бэконом, Фонд Барнса в Филадельфии с отличной подборкой импрессионистов и постимпрессионистов, Новую глиптотеку Карлсберга в Копенгагене с античной скульптурой и лучшим собранием Родена за пределами Франции, не говоря уже о музеях в Дохе, для формирования которых семья катарского эмира не жалеет средств, регулярно изумляя арт-мир новыми рекордами. Сегодня музеи растут почти как грибы после дождя — назовем для примера Soumaya Museum, который в 2011 году в Мехико открыл один из богатейших людей планеты Карлос Слим, собравший что-то вроде Эрмитажa, и открывающийся в следующем году музей миллиардера Эли Броада в Лос-Анджелесе.

Каждый раз это история личных вкусов, амбиций, престижа, самоутверждения и самопрезентации (не столько в арт-мире, сколько на бизнес- и политической арене) и в то же время искренней увлеченности предметом — сколько бы ни было прагматичных причин для организации музея, на одном расчете такую махину не построишь, нужны любовь и страсть.

У нас слепая вера в то, что искусство должно принадлежать исключительно народу, поколебалась лишь четверть века назад. В постсоветское время коллекционеры появились почти сразу, музеи же — как примета осознанного и планомерного публичного собирательства, а не просто спонтанных покупок ради украшения интерьера — стали зарождаться только в последние годы. Впрочем, раньше этого случиться и не могло. «Нужно было во всем разобраться, заработать денег, собрать коллекцию — это невозможно сделать за год», — комментирует владелец будущего Музея русского импрессионизма Борис Минц. 2010-е, очевидно, войдут в историю российского собирательства как десятилетие бума частных музеев. При этом речь не о кустарных музейчиках утюга, лаптей или водки, а о больших, оборудованных по последнему слову музейной науки и наполненных качественным искусством, — о музеях, которые вполне могут конкурировать с государственными за внимание публики.

Личное дело

Одним из первых частных музеев стал открытый в 2006 году в Москве Музей русской иконы бизнесмена Михаила Абрамова, собравшего большую коллекцию византийского и древнерусского искусства. Самые ранние экспонаты относятся к V веку; самые поздние — современные подделки под древние ико