О параллельной реальности

Разное

Всё Божья роса. Присказка о «наконец-то честном ЕГЭ» — вот и всё, что через месяц осталось от гомерического провала на выпускных экзаменах, где чудовищно низкие результаты принудили начальство задним числом резко снизить минимальные требования к выпускникам. Какая, мол, радость, что прежде ЕГЭ был нечестный, а теперь получился честный! — и вице-премьер Голодец специально благодарит регионы, более других преуспевшие в явлении честности. Правда, одновременно она гордится тем, что число школьников, не получивших аттестаты, осталось на прошлогоднем уровне (не будь задним числом снижены планки по русскому языку и математике, без аттестатов было бы на порядок больше ребят), но это пустяки; какая есть честность, такая и есть. Вопрос в другом. Что говорить вслух, разобрались — делать-то что? Как школе жить дальше с таким качеством обучения, когда 20–25% её выпускников не знают вообще ничего, а ещё половина — на ломаный грош побольше? Но оказывается, и на этот счёт у вождей нашего образования имеются планы, причём двух принципиально разных родов.

Есть планы практические, негромкие. Они сводятся к более или менее откровенной легитимации сложившегося положения. Вот пишут люди на форуме: «Региональное управление образования снизило критерий сдачи ГИА (за девятый класс) по математике до трёх баллов из 38 возможных. Большинство детей написало на 4–7». То есть человек, получивший по математике, на старые деньги, то ли кол, то ли кол с минусом, с полного одобрения начальства переходит в десятый класс, где растворится в большинстве точно таких же. А там что с ними будет? Известно что: ещё два года — и ЕГЭ; но не такой, как нынче, а дифференцированный по степени сложности. Уже следующим летом школьники смогут выбирать уровень экзамена по русскому и математике: базовый, необходимый для получения аттестата, или продвинутый — для поступления в вуз. Ясно, что таким образом будет окончательно закреплена «удовлетворительность» ничтожной горстки баллов. Решение двух простеньких арифметических задач — или соответственно правильная расстановка букв «о» в словах корова и собака — будет означать успешность усвоения многолетних школьных курсов, то есть «обязательность» этих курсов окончательно станет фикцией. Официально. Строго по закону.

Мне эти планы не нравятся по многим причинам, но в пандан к новоявленной честности ЕГЭ назову лишь одну: они нестерпимо лицемерны. Добро бы сказали: мы не умеем (не считаем нужным, не можем себе позволить по деньгам — здесь не важно) как следует преподать школьную программу большинству детей. Поэтому — вот вам школы совсем простенькие: азы и физкультура; вот школы посложнее — с начатками истории и/или физики; вот школы в полном смысле слова. Где ребёнок может и хочет учиться, там пусть и учится, но уж спрашивать станем всерьёз, и аттестаты, прощения просим, будут разные. Так было бы хоть честно. Но неустанно твердить о «всеобщем среднем»; больше того, объявлять выравнивание качества образования во всех школах страны главной целью всей своей