Сначала — расходы

Тема недели
Налоги
«Эксперт» №30 (909) 21 июля 2014
Редакционная статья
Сначала — расходы

За 13 лет, прошедших с момента введения единой ставки НДФЛ, плоская шкала успела устареть. Напомним, что для 2001 года она была удачным решением: до того физлица платили от 12 до 30% на свои доходы, но предприниматели предпочитали платить меньшую часть зарплаты официально, а остальное выдавать в конвертах, чтобы минимизировать расходы. Белая зарплата была редкостью. 13% для всех по НДФЛ внесли свой вклад в обеление бизнеса. Казалось, «серые» зарплаты ушли в прошлое. В первые годы после введения единой ставки сборы НДФЛ росли на 25–30% ежегодно.

Однако постепенно ситуация изменилась. Да, НДФЛ по-прежнему растет и становится все более заметным источником пополнения консолидированного бюджета, но и все чаще звучат предложения ввести прогрессивную ставку для этого налога. Не то чтобы такая идея входила в противоречие с идеей всеобщего повышения НДФЛ, но все же для населения весьма существенна разница, для кого увеличатся налоги — для самых богатых или для всех. Если реализуется сценарий ухода в тень, то ниже ожиданий окажутся не только платежи по НДФЛ, но и поступления во внебюджетные фонды — ПФР, ФОМС и ФСС. У них вырастет дефицит, который ляжет на бюджет. Получается, вместо решения проблемы мы получим ее усугубление.

Институт стратегического анализа ФБК изучил опыт повышения налогов для богатых в ряде стран и пришел к выводу, что этот способ практически не работает. «Борьба с кризисом исключительно за счет богатых развернулась в Ирландии в 2009 году. В этом году рост максимальной ставки подоходного налога сопровождался углублением экономического спада. Налогов суммарно было собрано даже меньше, чем до повышения верхней ставки подоходного налога. Только в 2010 году после подкрепления борьбы с кризисом комплексом мер, включая денежные вливания в экономику, спад замедлился», — говорится в докладе «Из кризиса — за счет богатых». В том же докладе есть любопытный пример повышения подоходного налога для среднего класса. В Великобритании с 2010 по 2013 год опустили пороговую величину дохода для минимальной ставки, и если раньше 20% платили все, кто зарабатывает менее 37,4 тыс. фунтов в год, то теперь 20% платят лишь люди с ежегодным доходом не выше 32 тыс. фунтов (для тех, у кого больше, подоходный налог 40%). В 2011–2012 годах рост ВВП Великобритании замедлился, а соотношение поступлений от подоходного налога и ВВП не только не увеличилось, но даже снизилось с 10,4 до 10%.

Представители бизнес-сообщества давно говорят о том, что повышение налогов на сверхдоходы и предметы роскоши должно происходить одновременно со снижением налога на прибыль. Смысл в том, чтобы выгоднее было инвестировать в собственный бизнес, чем покупать очередной автомобиль или яхту.

Но если у нас положение с финансированием госрасходов серьезно настолько, как об этом говорит Минфин, то первоочередные меры следует принимать все же другие. Минфин должен своим аппаратным весом обрушиться в первую очередь не на граждан, а на руководителей госкомпаний, которые в открытую заявляют, что не б