Часть русского мира

Политика / Приднестровье Приднестровцы с особенным напряжением следят за развитием событий на востоке Украине. Они понимают, что от их исхода зависит и судьба непризнанной республики
Предоставлно МИД Приднестровской Молдавской Республики

Стремление Запада значительно сократить зону российского влияния не ограничивается военными действиями на Украине. Белый дом стремится создать как можно больше точек напряжения на постсоветском пространстве и стимулирует обострение «замороженных» конфликтов, таких как Нагорный Карабах или Приднестровье. Некоторые румынские политические деятели, выступающие за создание Великой Румынии, начинают на полном серьезе рассматривать организацию совместного с Украиной блицкрига по захвату Приднестровья. Подобный рост напряженности вокруг непризнанной республики не единственная ее проблема. До недавнего времени Украина, с которой граничит Приднестровье, довольно лояльно относилась к транзиту приднестровских товаров, что позволяло экспортно ориентированной экономике республики худо-бедно находить покупателей для произведенной продукции. Теперь же Украина превратилась во враждебную территорию, и изоляция республики стала полной. О том, что сегодня представляет собой Приднестровская Республика, как она собирается выживать в создавшейся ситуации и зачем нужна России, «Эксперту» рассказал заместитель министра иностранных дел республики Игорь Шорников.

— Население Приднестровья составляет всего около полумиллиона человек — меньше, чем один административный округ Москвы. И тем не менее у вас функционируют собственные министерства и присутствует ряд серьезных и дорогостоящих государственных атрибутов. Насколько это целесообразно?

У нас не было возможности переложить часть полномочий на соседа и не создавать отдельные государственные структуры. Поэтому пришлось формировать все элементы государственности у себя в полной мере. Так, у нас собственная денежная система со стабильной валютой (один приднестровский рубль равен примерно трем российским рублям). Мы не могли в данном случае воспользоваться российским рублем — как минимум потому, что отсутствие у нас эмиссионного центра вынуждало бы не только завозить валюту из России (с которой нет общей границы), но и постоянно пополнять ее объем.

Основу нашей экономики составляет мощный реальный сектор. Да, наши молдавские оппоненты на протяжении последних 20 лет обвиняют нас в том, что мы отделились и забрали промышленность. Однако в реальности в Приднестровье было сосредоточено менее 40 процентов всего промышленного потенциала Молдавской ССР, и разница между нами и Молдавией в том, что свой потенциал Приднестровье в целом сохранило. Так, одно из крупнейших предприятий — Молдавский металлургический завод, построенный еще в восьмидесятые годы, — в девяностые прошло полную модернизацию. Кроме того, приднестровцы смогли создать новые предприятия: заводы по консервированию сельхозпродукции и шоковой заморозке продуктов, предприятие по выращиванию осетров, выпускающее черную икру.

А что стало с теми 60 процентами, которые остались в Молдавии? Что произошло с заводами «Сигнал», «Мезон», заводом «Альфа», выпускавшим телевизоры, Кишиневским тракторным заводом? От них не осталось и следа. На территории завода «Сигнал», который п

Теперь Приднестровская республика оказалась в полной изоляции