Рубль запретить невозможно

Повестка дня
Фото: ИТАР-ТАСС

Заместитель председателя Европарламента Рышард Чарнецкий удивил мир заявлением о том, что рубль следует исключить из международного финансового оборота. «Российский рубль должен перестать быть конвертируемой валютой», — заявил Чарнецкий, выступая в Сейме Польши. По его мнению, это необходимо, поскольку «в отношении России следует заранее подготовить профилактические санкции и работать на опережение».

Пока что на это заявление отреагировал только спикер Госдумы Сергей Нарышкин. «Такие заявления говорят о степени политической безответственности автора и об уровне его интеллектуальных способностей», — сказал он, добавив, что подобные инициативы не имеют шансов на реализацию.

Польская партия «Право и справедливость», в которой состоит Чарнецкий, развила его идею предложением исключить Россию из всех международных организаций. По сути, это ответ польских политиков на запрет Россией ввоза продовольствия из стран Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии, введенный 1 августа.

Польша оказалась в числе наиболее пострадавших от российских санкций: почти 677 тыс. метрических тонн яблок, предназначавшихся для экспорта в Россию, оказались никому не нужны. Это почти 60% от всего экспорта яблок из этой страны. Если заявление представителя Польши в Евросоюзе и является попыткой предложить новые санкции в отношении России, то очень неубедительной.

«Наверное, польский политик просто объелся яблок: нельзя запретить то, чего нет, — говорит Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании “Альпари”. — Рубля нет на международном валютном рынке Forex, в больших объемах его можно купить только в России. Хотя на самом деле базис для этого есть: у нас пятая по счету экономика в мире, отношение суверенного долга к ВВП одно из лучших. Рубль не обращается на международной валютной бирже, поскольку он жестко регулируется Центробанком и инвесторы не рискнут его покупать».

Максимальный риск в случае вывода рубля из международного оборота — запрет на открытие рублевых счетов в западных банках. «Их открывают те, кто намерен инвестировать в Россию, или для операций на фондовом рынке, — говорит Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН. — Однако речь идет о совсем незначительных суммах. К тому же они всегда могут купить рубли на российском рынке и открыть счета в представительствах российских банков. Есть рублевые остатки российских банков на счетах западных, но их тоже немного и вернуть их всегда легко. Вообще, идея странная, поскольку нарушает принцип свободы конвертации валют, и, скорее всего, к этому всерьез никто не отнесется». По мнению Якова Миркина, для более уверенных позиций рубля на международном рынке необходимо, чтобы объем производства в России составлял минимум 6–7% от мирового — а не около трех, как сейчас.

«То, что сказал польский политик, глупость еще и потому, что Россия может начать форсировать вопрос дедолларизации экономики и перевода газовых контрактов на рубли», — считает Александр Разуваев. Тогда той же Поль