Что после авиаударов?

Повестка дня

23 сентября США начали бомбежки позиций террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) в Сирии. «В результате авиаударов уничтожены и повреждены множественные цели, включая террористов, тренировочные лагеря, командные и управляющие центры, склады и финансовые центры, грузовики снабжения и боевые машины в окрестностях Ракки, Дейр-эз-Зоры, Хасеке и Абу-Кемаля», — говорится в официальном заявлении Пентагона.

США традиционно проигнорировали необходимость легитимировать операцию через Совет Безопасности ООН. И если раньше необходимость действовать вне рамок Совбеза обосновывалось «особой опасностью» (вроде химического оружия или гуманитарной катастрофы) противника, то сейчас американские политики даже не заботятся о сколь бы то ни было внятной аргументации. «Иракцы обратились к международному сообществу с просьбой защитить их от ИГ, действующего как в самом Ираке, так и в других странах. Под этим подразумевалась, конечно, Сирия. Мы полагаем, что у нас в соответствии с Уставом ООН есть правовые основания, если президент примет соответствующее решение», — говорила представитель США в ООН Саманта Пауэлл.

Вместе с американцами в операции участвуют, по словам Барака Обамы, «партнеры и друзья — Саудовская Аравия, ОАЭ, Иордания, Бахрейн, а также Катар. Сила нашей коалиции говорит о том, что Америка не воюет в одиночку». Теоретически США могли бы воевать в одиночку, без «арабских друзей», однако их присутствие имеет очень важное символическое значение. Оно серьезно осложняет пропагандистскую деятельность боевиков, которые пытаются позиционировать американскую операцию как новый «крестовый поход» христиан против мусульман. С другой стороны, эти друзья могут попробовать модифицировать идущую антитеррористическую операцию в свою пользу. В частности, убедить Соединенные Штаты выбрать новую цель в Сирии — режим Башара Асада.

Так, очевидно, что бомбежками ИГ не победить: можно лишь разрушить какие-то объекты инфраструктуры террористов. Для ликвидации организации нужна серьезная наземная операция. Есть ряд вариантов ее проведения, и выбор любого из них требует серьезной политической воли. Прежде всего ответа на простые вопросы: «с кем и против кого». Американцы могут решить, что они со странами Залива и против сирийского режима, после чего начнут полномасштабное вторжение в Сирию для одновременного разгрома исламистов и свержения Башара Асада. Теоретически сейчас генералы не исключают ввода войск, даже несмотря на предыдущие опровержения этих слухов администрацией президента. «Обама собирается зайти дальше, чем он когда-либо предполагал», — говорит председатель Объединенного комитета начальников штабов США Мартин Демпси. В свою очередь сами страны Персидского залива не раз говорили, что готовы не только поддержать, но и даже профинансировать войну США против Башара Асада.

Между тем очевидно, что ввод войск будет не только грозить Обаме его собственным Вьетнамом, но и серьезно усложнит отношения с Тегераном. К тому же у американцев есть альтернативный вари