Рубль фундаментально перепродан

Тема недели / Курс рубля Но это не оградит его от новых раундов обесценения в случае дальнейшего падения цен на нефть. При этом рост ставок ЦБ нам практически обеспечен: это единственный способ, которым регулятор рассчитывает подавить разбуженные уже случившейся корректировкой курса инфляционные ожидания
Коллаж: Кирилл Рубцов

Первая половина октября выдалась для рубля неудачной. Пропуская каждый торговый день серии тяжелых ударов, он не единожды беспомощно вис на канатах, и лишь настойчивое вмешательство рефери, то бишь Центробанка, выложившего из своих резервов в поддержку рубля за первую половину месяца 9,3 млрд долларов, позволяло продолжать бой (см. график 1).

За минувшую неделю курсы и доллара, и евро к рублю не раз обновляли исторические максимумы, отчего сами эти рекорды в глазах широкой публики стали слегка девальвироваться. Когда доллар пробил отметку 40, это еще шокировало (магия круглой цифры?), когда через день пала высота 41, никто уже не удивлялся.

Да и чему удивляться? Если российская экспортная смесь нефти Urals еще в июне стоила 115 долларов за баррель, а на прошлой неделе нырнула под 83, это означает, что 27% валютной выручки от вывоза нашего главного экспортного товара испарились всего за три с небольшим месяца (в деньгах это 47 млрд долларов, если исходить из объемов и цен российского нефтяного экспорта в 2013 году). «Уязвимость России к динамике цен на нефть за последние шесть лет выросла: доля углеводородов в структуре экспорта не снизилась, уровень бездефицитности текущего счета платежного баланса по цене на нефть вырос с 34 долларов за баррель в 2007-м до 80 долларов сегодня, уровень бездефицитности бюджета — с 62 долларов за баррель до 100 долларов за баррель соответственно. Снижение цены на нефть на 10 долларов за баррель “стоит” курсу 1,5–2,0 рубля за доллар», — считает Дмитрий Долгин, старший аналитик Центра макроэкономического анализа Альфа-банка.

Одновременно увеличился отток валюты за рубеж после вступления в силу в конце июля секторальных санкций США и ЕС. Закрытие западных рынков капитала для крупнейших российских заемщиков значительно затруднило рефинансирование их внешних долгов, по крайней мере той их части, которая не являлась формой внутрикорпоративного кредитования из прибыли, выведенной в зарубежные материнские холдинги. До конца 2014 года российским банкам предстоит погасить около 20 млрд долларов, а в следующем году — около 30 млрд. По оценке ЦМАКП, около 60% этих выплат приходится на госбанки, попавшие под санкции. Можно предположить, что последние в худшем случае смогут рефинансировать на внешних рынках только треть своих обязательств, а частные банки — две трети (хотя прямой запрет на их финансирование в пакете санкций не содержится, многие потенциальные кредиторы предпочтут перестраховаться и «не связываться с русскими»). В этом случае за счет неполного рефинансирования внешнего банковского долга отток капитала, согласно оценке ЦМАКП, увеличится на 10 млрд долларов в текущем году и примерно на 15 млрд — в 2015-м. Часть средств на погашение внешнего долга будет изыскана банками за счет сокращения своих иностранных активов, тем не менее суммарный дополнительный нетто-отток капитала только по линии банков из-за влияния санкций до конца будущего года может быть оценен в 16 млрд долларов.

Магический СТО

Однако сегодняшний валют