Кто решит несложное уравнение?

Тема недели
Москва, 17.11.2014
«Эксперт» №47 (924)

Фото: Сергей Кузнецов/ТАСС

Падение курса рубля и дефицит предложения, возникший прежде всего на продовольственном рынке в результате запрета на ввоз части продовольственных товаров из стран, присоединившихся к антироссийским санкциям, вызвал сегодня уже всем очевидный значимый скачок инфляции. Пока есть надежда, что инфляция за год уложится в 8–9%, но надежда очень слабая. Скорее всего, мы столкнемся с легкой двузначной инфляцией, а по итогам периода сентябрь к сентябрю 2015 года она может составить и все 15–18%. Какова принципиальная экономическая природа этого скачка и как надо с ней бороться?

На графике 1 представлен рост реальных доходов населения (верхняя линия) и индекс промышленного производства в период с 2000-го по 2013 год. Серьезный разрыв налицо. Индекс доходов вырос в 2,7 раза, а индекс промышленного производства всего в 1,6.  Конечно, можно слегка уменьшить разрыв за счет роста сельского хозяйства и строительства (которые действительно росли быстрее производства), но принципиально картину это не изменит. Этот разрыв и есть источник текущего роста цен. Наши доходы росли, но они не компенсировались ростом собственного производства — они компенсировались импортом. Когда импорт стал стремительно покидать полки магазинов и дорожать, мы столкнулись с тем, с чем давно не сталкивались: с дефицитом. Это фундаментальная причина, мы сами очень мало что производим. И страшно сказать, спустя четверть века после начала реформ сегодня мы слышим из уст нашего либерального правительства рецепты: дескать, если что, будем ограничивать цены. Мягко выражаясь, слабая стратегия.

Но если яркий дефицит — это то, что стимулировало инфляцию в ранние 1990-е (о чем мы уже успели позабыть), то для нас всегда важен и другой фактор. Он срабатывает в нашей неполноценной экономике всегда, когда начинается даже легкий конъюнктурный кризис. Этот фактор связан с тем, что, сталкиваясь с кризисом, действующие на рынке компании сразу же обнаруживают дефицит текущей ликвидности: растут ставки, ухудшаются платежи — и в этих условиях они начинают пытаться компенсировать падающую маржу ростом цен. Хочу подчеркнуть: они делают это не из жадности, а просто потому, что хотят выжить. А если они не выживут, то с точки зрения инфляции будет еще хуже, мы будем еще меньше производить. Таким образом, у нас есть два ключевых фактора инфляции, и оба они завязаны на то, что у нас слишком маленькое собственное производство, и либо нам надо сокращать реальный уровень потребления и благосостояния и приводить его к уровню производительных сил, либо нам надо наращивать производительные силы. Строить политику по первому варианту никому и в голову не придет. Но скажите, как второй вариант — необходимость расширения производственной базы экономики — может коррелировать с идеей дефляции или ограничения денежного предложения, которая была и остается единственной ясно артикулированной политикой в стране?

Мне кажется, что пора признать: политика, ориентированная на снижение инфляции, ошибочна. Она загнала экономику в тупик, п

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (924) 17 ноября 2014
    Перезапуск агропрома
    Содержание:
    Планы есть, будут ли деньги?

    Агропромышленные компании срочно реанимируют свои инвестиционные портфели — власти заявили о готовности помочь отечественному агропрому. Успех модернизации отрасли во многом будет зависеть от условий финансирования инвестпроектов, которые будут предъявлены

    Международный бизнес
    Потребление
    Реклама