Мы — русские

Повестка дня
Москва, 17.11.2014
«Эксперт» №47 (924)

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Великий русский народный собор принял Декларацию русской идентичности и предложил свою, очень четкую и ясную трактовку: «Русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа».

Кажущаяся простота выведенной формулы лишь подчеркивает значимость ее появления на свет. Русская тема, хотя исподволь и набирала вес в последние годы, открыто вспорола национальное самосознание лишь недавно — на волне крымской истории и украинского конфликта. Контекст «русскости» повсеместно проник в медийный фон, вытесняя новоязычную «российскость», но недостаток определенности оставался. Кто такой русский? Зачем отвечать на этот вопрос? В чем необходимость национальной идентификации?

Сегодня интересно вспомнить прошлогодний съезд Валдайского клуба, темой которого как раз стал поиск национальной идентичности. Поставленный тогда президентом вопрос всех взбудоражил, но ясного отклика от политиков, философов, ученых не получил. И лишь после возвращения Крыма — события, исторический масштаб которого очевиден, вопрос этот разрешился волей всего народа — стремительно и наиболее естественным образом…

Патронируемый Московской патриархией Всемирный русский народный собор вот уже 20 лет обсуждает актуальные идеи и задачи государства, оставаясь при этом в медийной изоляции. Именно здесь в далеком 1995 году появилась мало востребованная тогда формулировка о том, что «русский народ — это государствообразующий народ России». До поры до времени вспоминать о 80% русских было опасно доктринально — этот вопрос, как казалось власти, должен был породить межнациональные конфликты и стать угрозой шаткой стабильности в условиях регионального сепаратизма, но оказалось, что в новых условиях — восстановления де-факто русского исторического проекта — вопрос этот перестал быть фактором риска.

Пресловутый «русский мир», возникший как будто ниоткуда и пока слабо идентифицируемый, живет не в политических декламациях, а в окопах под Донецком и именно там наполняется ощутимым содержанием. Его частью внезапно стали чеченцы, за десятилетие пробежавшие путь от кровных врагов до легендарных защитников Новороссии, украинцы, которых заставили делать искусственный выбор между землей и языком, крымчане, отстоявшие свою историю под гнетом информационных войн. Принуждение к выбору национальности и отказу от исторических корней внезапно толкнуло в «русский мир» миллионы людей, и сегодня как никогда важно определиться с его базисными ценностями.

«Принадлежность к русской нации определяется сложным комплексом связей: генетическими и брачными, языковыми и культурными, религиозными и историческими. Ни один из упомянутых критериев не может считаться решающим. Но для формирования русского национального самосознания обязательно, чтобы совокупность этих связей с русским народом (независимо от их природы) была сильнее, чем совок

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (924) 17 ноября 2014
    Перезапуск агропрома
    Содержание:
    Планы есть, будут ли деньги?

    Агропромышленные компании срочно реанимируют свои инвестиционные портфели — власти заявили о готовности помочь отечественному агропрому. Успех модернизации отрасли во многом будет зависеть от условий финансирования инвестпроектов, которые будут предъявлены

    Международный бизнес
    Потребление
    Реклама