На обочине нечеловеческого прогресса

Наука и технологии
Роботы
«Эксперт» №47 (924) 17 ноября 2014
Мир ожидает чудес от робототехники, государства направляют в отрасль серьезные инвестиции. Россия тоже недавно решила этим заняться, но пока плохо понимает, как добиться успеха
На обочине нечеловеческого прогресса

Слово «робот» ассоциируется у большинства из нас с человекоподобными созданиями, способными убирать в доме, бегать в магазин за пивом, а в свободное от этих забот время спасать мир. Или со злобными боевыми машинами, покоряющими несчастное человечество. И это неудивительно, ведь ни о какой другой технике не создано столько мифов. Наши представления о роботах родом из фантастических фильмов и книг, даже само слово «робот» имеет литературное происхождение: для обозначения искусственных человекоподобных существ оно было впервые использовано Карелом Чапеком в пьесе, написанной в 1920 году.

Однако роботы давно уже не фантастика. Они окружают нас везде: это и стиральные машины, и автоматы по продаже бутербродов, и авиалайнеры. Мы удивляемся новым устройствам и называем их роботами, когда они только входят в нашу жизнь. Со временем же они превращаются в привычные, обыденные вещи.

Далекий прообраз беспилотного летательного аппарата, механического голубя, был создан еще в Древней Греции в 350 году до н. э. философом и полководцем Архитом Тарентским. Герон Александрийский, живший в Греции в I веке н. э., внес серьезный вклад в механику и автоматику. Его работы стали инновациями в сфере производства религиозных чудес: автоматические ворота храма, вендинговый аппарат по продаже святой воды и устройства по превращению воды в вино были призваны поднять доходность храмового бизнеса. Значительный вклад в развитие сервисной робототехники внес арабский изобретатель Аль-Джазари, он же в начале XIII века создал первые программируемые андроиды. Позднее, в XVIII веке, они стали весьма популярны в Европе.

Но серьезный вклад в экономику роботы начали вносить лишь с развитием промышленной робототехники, зародившейся в 1940-е годы в США с появлением автоматов для окраски. В 1950-е появились первые патенты на роботы-манипуляторы, а уже в начале 1960-х американские компании AMF и Unimation выпустили первые из них на рынок.

В 2013 году совокупный объем рынка промышленной робототехники, по оценкам Международной федерации робототехники (IFR), составил 9,5 млрд, а с учетом сопутствующего программного обеспечения и периферийных устройств — более 29 млрд долларов. Основные потребители — автомобилестроение и производство электроники. Это уже зрелый рынок с высокой конкуренцией между небольшим числом крупных производителей и темпами роста около 8% в год. Он имеет свои точки роста: роботизацию среднего и малого бизнеса, создание ко-роботов, способных работать вместе с человеком. Однако куда большие перспективы имеет рынок сервисной робототехники: его объем составляет 5,3 млрд долларов и продолжает расти впечатляющими темпами. Сегмент b2b на протяжении последних лет растет уже более чем на 30% в год. А новости от разработчиков захватывают открывающимися перспективами.

Наибольшего экономического эффекта стоит ждать от роботизации транспорта, где в ближайшее десятилетие может произойти настоящая революция. Все ведущие автопроизводители занимаются созданием беспилотных автомобилей. Извес

У понятия «робот» нет однозначного определения. Согласно стандарту ISO 8373:2012, под роботом понимается «программируемый механизм, способный перемещаться с двумя и более степенями свободы, обладающий определенной степенью автономности и осуществляющий движение для выполнения определенных задач». Очевидно, что подобная формулировка излишне широка и недостаточна для определения границ рынка. Поэтому работы, посвященные робототехнике, обычно не пытаются следовать жестким определениям, следуя сложившемуся в профессиональной среде пониманию границ отрасли. Принято выделять промышленную робототехнику — манипуляторы, используемые на поточных производствах, и сервисную, к которой относят всех прочих роботов.