Игры со спиралью

Российская экономика вот-вот окажется втянута в неконтролируемый процесс падения рубля и роста цен. Системным выходом видится эмиссия и (или) привлечение репатриированного капитала на внутренний облигационный рынок и для поддержки промышленного производства.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Для отечественных предпринимателей — да и для обывателей в значительной степени тоже — Новый год наступил на полтора месяца раньше первого января. Каждая новая неделя убеждает в приходе некоей новой реальности. И речь идет даже не просто об ухудшающейся макросреде ведения бизнеса — хотя рыночные условия финансирования не инвестиций, а даже текущего делового оборота ужесточаются на глазах. Гораздо тревожнее существенно большая в сравнении с привычной степень неопределенности, в которой оказались хозяйственные агенты. В ситуации, когда обменный курс национальной валюты к доллару и евро совершает колебания на два-четыре рубля в течение торгового дня, а скачки на 10%, бывшие ранее чувствительными в пределах месяца, теперь становятся обычной амплитудой движения курса за неделю, никакое ведение разумной хозяйственной деятельности невозможно. Об инвестициях частного сектора можно просто забыть, да и осуществление рутинного делового оборота становится делом затруднительным — слишком велика ориентация на валютный курс не только цен импортной продукции производственного и потребительского назначения, но и значительного массива отечественных цен товаров-аналогов — заместителей и «дополнителей» импорта. Буквально на наших глазах происходит реинкарнация неявной индексации по курсу цен товаров и услуг инвестиционного толка — автомобилей и недвижимости (включая аренду).

В результате дискуссии в экономическом блоке правительства и ЦБ о сроках и масштабе «переноса» снижения курса рубля на потребительские цены (уважаемые министры и руководители Банка России спорят, когда и на каком уровне закончится влияние обесценения рубля на товарные цены) кажутся все более абстрактной издевкой. Когда девальвация четвертый месяц кряду раскручивается по нарастающей, честнее говорить о формировании классической девальвационно-инфляционной спирали. В кризис 2008–2009 годов она не успела закрутиться, а вот в 1998-м предстала во всей красе. За 12 месяцев после дефолта и старта девальвации в августе 1998 года потребительские цены выросли в несколько раз (за 1998 год рост цен составил 84,4%, причем только за сентябрь 1998-го они взлетели на 38,4%). Сколько будет на этот раз — одному богу известно. Но, бьемся об заклад, существенно больше 10–12%, которые, пугаясь собственной смелости, называют чиновные экономисты.

Центробанку надо больше говорить

Минувшие семь рабочих дней оказались настоящим шоком для всей экономики. Доллар преодолел «психологическую отметку» в 50 рублей и прочно закрепился выше нее, на уровне 53–54 рубля за доллар. Евро соответственно вырос с 57 до 67 рублей (это официальные курсы, в обменниках же, например, евро предлагают купить дороже 68,3 рубля). При этом Центральный банк несколько дней публично никак не реагировал на ситуацию и лишь в четверг 4 декабря выступил с заявлением, в котором пообещал совершать валютные интервенции без ограничений по объему. «Текущий курс рубля отклонился от фундаментально обоснованных значений», — отмечалось в документе ЦБ. И далее: «Н

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (927) 8 декабря 2014
    Ревальвация ожиданий
    Содержание:
    Мобилизация свободных

    Послание Владимира Путина обозначило сохранение политического и экономического курса страны. Президент придерживается жесткой внешней риторики, но наметил либеральные преобразования в интересах отечественного бизнеса

    Международный бизнес
    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама