Недостаточная экономия

Повестка дня

Резких изменений в топливном балансе мировой энергетики в среднесрочной перспективе не ожидается: до 2035 года нефть останется основным источником энергии, за ней следом идут набирающие обороты уголь и природный газ, заявил нобелевский лауреат и лауреат премии «Глобальная энергия» Родни Аллам из Великобритании на форуме Global Energy Prize Summit, который в этом году прошел в Сингапуре под девизом «Энергоэффективность и устойчивое развитие». Это одна из крупнейших мировых энергетических площадок, на которой ежегодно собираются лауреаты премии «Глобальная энергия», ведущие эксперты и специалисты в области энергетики, а также представители отраслевых ведомств различных стран.

На форуме также высказывался скепсис по поводу перспектив ускоренного роста возобновляемых источников энергии (ВИЭ): он не сможет коррелировать с кривой увеличения численности населения Земли, и прогноз для существующих технологий ВИЭ — не более 30% в энергобалансе первичного потребления к 2050 году (сейчас около 20%).

Хотя электроэнергия как самый удобный в потреблении вид энергии все больше вытесняет в конечном потреблении другие ее виды — те же автомобильные топлива, тенденция абсолютного роста объемов сжигаемых углеводородов (прежде всего для выработки электроэнергии) может привести к шестикратному увеличению выбросов CO2 в атмосферу к 2035 году. В свою очередь, экологически чистые способы эффективного использования ископаемых видов топлив, такие как газификация угля, использование очистительных фильтров, технологии захоронения CO2, повышают себестоимость электроэнергии на 40–60%. Все это означает, что еще более остро встают задачи эффективного использования энергоресурсов. Между тем в развитых странах уже сталкиваются с технологическими пределами снижение энергоемкости своих экономик и коммунальных хозяйств.

Правда, в России для такого рода деятельности все еще имеется широкий простор. В докладе заместителя министра энергетики нашей страны Юрия Сентюрина на цифрах были показаны серьезные результаты, достигнутые Россией в области энергоэффективности. Так, с 2000-го по 2013 год энергоемкость российской экономики снизилась на 34%, в то время как в США за тот же период данный показатель составил 16%, а в Германии и Китае — 12%. Однако поскольку разрыв по ключевым показателям энергоэффективности с ведущими зарубежными компаниями велик и сейчас (в части коэффициента извлечения нефти — 15–30%, в части индекса сложности нефтепереработки — 20–200%, в области транспорта электроэнергии — 30–50%, по КПД конденсационных газовых электростанций — 20–30%), нам еще есть к чему стремиться. При этом Минэнерго РФ только сейчас начинает прорабатывать предложения о введении с 2018 года запрета на эксплуатацию энергоблоков с фактическим КПД ниже 26% для угольных и ниже 28% для газовых энергоблоков, от которых в Западной Европе избавились еще в 80-х годах прошлого столетия.