Границы русской идентичности

Политика / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ Понятийные границы Декларации русской идентичности отличаются максимально возможной гибкостью и широтой
РИА НОВОСТИ

Декларация русской идентичности, принятая на форуме Всемирного русского народного собора в начале ноября, вызвала живое обсуждение в обществе и СМИ, в частности на страницах журнала «Эксперт». Исследователи и политологи по-разному оценивали определение, зафиксированное в декларации: «Русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа». Эксперты Всемирного русского народного собора посчитали нужным ответить на критику и поддержать дискуссию.


Представляя декларацию, мы в полной мере сознавали, что этническая идентичность не правовое понятие и не может быть «зарегистрирована» при выполнении набора каких-либо условий или «отменена» при их отсутствии. Национальное самосознание не является дискретной величиной: когда явление либо есть, либо его нет. Правда, большинство наших соотечественников определяет себя именно так: либо я принадлежу к определенной национальной общности, либо не принадлежу. Согласно Конституции РФ гражданин вправе определять и указывать свою национальную принадлежность либо не определять и не указывать ее вовсе.

В свое время академик РАН Валерий Тишков предлагал называть при проведении переписи населения не одну, а, например, две национальности (имея в виду субэтносы: мордва и мокша, осетин и дигорец). Однако это предложение не получило поддержки в академической среде. Есть объективная реальность, нашедшая отражение в общественном сознании: человек, как правило, идентифицирует себя с одной национальностью, но не с двумя или тремя сразу. Число же тех, кто вовсе не считает нужным определять свою национальную принадлежность, стремится к уровню статистической погрешности.

Тем не менее существуют очень широкие пограничные группы с размытой или множественной идентичностью. Нередко люди на протяжении своей жизни способны проделать очень заметную персональную эволюцию, попадая из группы с четким самоопределением в «зону неопределенности» и даже начиная отождествлять себя с другой национальностью. И хотя в основу любой концепции надо класть правило, а не исключения, в формулировках декларации учтены и такие случаи, отражающие подвижную природу этнического сознания. Авторы стремились избегать жесткой антитезы «русский — не русский», а предпочитали говорить об укреплении или ослаблении русской идентичности при тех или иных условиях. Нет никаких оснований упрекать принявший декларацию Собор в «сужении русского национального поля», поскольку предложенные в ней границы отличаются максимально возможной гибкостью и широтой.

Два уровня идентичности

Среди части интеллектуалов распространено расширительное толкование понятия «русский», фактически сливающееся с понятием «россиянин»: русский — это всякий, кто любит Россию, ее историю и культуру. На наш взгляд, такой подход порожден неудачным смешением двух идентичностей: национальной и цивилизационной