Рынок достиг такой степени разбалансировки, что может остановиться все — и банки, и производство. Чтобы воспрепятствовать депрессии, необходимо как можно быстрее снизить ключевую ставку ЦБ, остановить падение рубля и насытить экономику ликвидностью

В битве за рубль на прошлой неделе ЦБ не постоял за ценой. На валютный рынок было отправлено четыре с лишним миллиарда долларов интервенций, в ночь на вторник регулятор кардинально повысил ключевую ставку, но к вечеру вторника рынок потерял всякие рациональные ориентиры: на минимальных объемах торгов курс евро, скажем, взлетал до фантастической (пока еще?) планки 100 рублей.

К середине недели правительство и денежные власти, похоже, наконец-то вспомнили, что арсенал инструментов регулирования валютного рынка, находящийся в их распоряжении, гораздо шире, чем ставка и резервы. На совещании премьер-министра с главами крупнейших государственных и частных компаний-экспортеров была достигнута договоренность: в обмен на повышение прозрачности валютных потоков экспортных мейджоров и джентльменское обязательство не увеличивать запас валютной ликвидности впрок государство пообещало за счет средств ФНБ помочь с выплатой срочных зарубежных обязательств. А Банк России принял пакет оперативных мер по поддержке коммерческих банков. В результате в четверг доллар и евро резко подешевели, и в целом темп обесценения рубля за минувшую неделю примерно соответствовал предыдущей семидневке — около 7%.

Есть ли допвалюта?

Знаменитая атака Джорджа Сороса на фунт происходила в момент, когда резервы Великобритании составляли всего 80 млрд долларов. Этот факт плюс информация о том, что Бундесбанк не собирается спасать английскую валюту, позволили Соросу развернуться во всю мощь. Воспоминание об этом заставило нас (и, похоже, правительство тоже) задаться вопросом: а мы-то что можем противопоставить спекулянтам? У нас и резервов побольше, а кроме того, есть постоянный источник валютной выручки. Насколько велик он в качестве дополнения к немалым валютным резервам? К примеру, могут ли реально помочь обязательная продажа части валютной выручки компаниями-экспортерами или периодические беседы с ними? Попробуем подсчитать. Ведущие российские экспортеры имеют существенную номинальную выручку. Так, 15 ведущих компаний России, ориентированных на экспорт, в 2013 году дали более 500 млрд долларов выручки. Этих денег могло бы хватить на то, чтобы покрыть любые колебания валют на рынке. Однако часть этой выручки рублевая, хотя зачастую товары имеют долларовое ценообразование. Например, внутренний рынок нефти или угля — рублевый, хотя цены на эти ресурсы формируются на внешних рынках.

Кроме того, получая выручку в валюте, российские экспортеры часть ее направляют на свои нужды — обслуживание валютных займов, представительств, закупку оборудования и расчеты с поставщиками услуг. В итоге остается не так много свободной валюты.

Если взглянуть на проблему более масштабно, то теоретически поддержать внутренний валютный рынок российские компании «по просьбе» могли бы за счет свободного денежного потока — это те средства, которые компания получает от своей деятельности за вычетом средств, потраченных на закупку оборудования, уплаты процентов по займам и прочих трат (не путать с прибылью).

Если по

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (929) 22 декабря 2014
    С новым счастьем
    Содержание:
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама