Мы можем избежать спада

От редакции
Москва, 22.12.2014
«Эксперт» №1 (929)

Когда журналисты «Эксперта» обнаружили многочисленные очаги растущего хозяйства осенью-зимой 1998 года, на фоне всеобщего пессимизма и растерянности, нам никто не верил, а мы с трудом верили самим себе. Лишь в середине 1999-го интенсивный рост промышленного производства признал Росстат, и еще почти год понадобился, чтобы кризис 1998 года закрепился в общественном сознании как оздоровительный и избавительный, а премьер-министра Сергея Кириенко, устроившего дефолт и девальвацию, стали величать не иначе как могильщиком олигархов.

Не знаем, какие эпитеты приклеят молва и публицисты нынешнему руководству ЦБ, устроившему по неосторожности супердевальвацию, но не исключено, что гнев и проклятия, летящие в его адрес сегодня со стороны широкой публики и части депутатского корпуса, вскоре могут поостыть. (Увы, к нему есть и другие претензии.) Прямые аналогии с ситуацией шестнадцатилетней давности, безусловно, вряд ли оправданны, но факт остается фактом: начиная с сентября, уже как минимум три месяца, промышленное производство в России быстро наращивает выпуск. Конечно, рост не фронтальный. Зону подъема образует прежде всего пищевая отрасль, здесь главный драйвер — импортозамещение, импульс которому дали сначала продовольственное эмбарго, а затем взлет курса. Во-вторых, это сырьевики-экспортеры — химическая, угольная промышленность. Новый уровень курса вывел в положительную область их финансовые потоки и после более чем года убытков позволил быстро задействовать резерв простаивавших мощностей. Наконец, рост в ряде отраслей, например в металлургии, толкают оба драйвера сразу — и импортозамещение, и гандикап нового уровня курса. Есть и зоны рецессии — значительное количество машиностроительных отраслей, завязанных на инвестиционный спрос, с высокой долей импорта в издержках, промышленность строительных материалов. За пределами промышленного сектора рецессирует строительство (вследствие спада инвестиций) и торговля (как результат сжимающегося импорта; кризисный ажиотаж в крупных городах в последние недели не в счет — он скоротечен).

Как будет развиваться ситуация в реальном секторе экономики в будущем году, пока сказать трудно. Но совершенно ясно, что сценарий жесткого спада ВВП, на 4–5%, как прогнозирует ЦБ, даже при невозврате нефтяных цен на более комфортный для нас уровень 80+ долларов за баррель, не является не только единственным, но даже самым вероятным.

Ключевые риски — раскручивание инфляционной спирали. Здесь важно, насколько быстрым и пропорциональным будет перенос возросшего валютного курса на цены отечественных товаров и услуг с высокой составляющей валютных издержек либо товаров и услуг, замещающих либо дополняющих импортные аналоги, цены на которые так или иначе тоже ориентируются на валютный курс. В этом смысле просто убийствен возврат к ценообразованию в условных единицах, попытки которого мы наблюдаем сейчас на ряде рынков. Они должны быть жесточайшим образом пресечены. Крайне вредна в этом контексте инициатива поставщиков розничных сетей о с

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (929) 22 декабря 2014
    С новым счастьем
    Содержание:
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама