«Политика ЦБ является камнем преткновения на пути экономической либерализации России»

Повестка дня События, сотрясавшие валютный и денежный рынки на минувшей неделе, мы обсудили с известным французским экономистом Жаком Сапиром, директором парижской Высшей школы социальных наук
Фото: Антон Денисов/РИА Новости

Развернутое интервью с г-ном Сапиром будет опубликовано в первом январском номере журнала.

— В начале прошлой недели на нашем валютном рынке творилось что-то невообразимое. Ваша оценка ситуации? Что это было?

— Избранная Центральным банком стратегия сдерживания падения курса подверглась жесткому тестированию. Начало мощной атаки на рубль можно датировать 11 декабря: в этот день был зафиксирован скачкообразный рост оборотов биржевых торгов валютой на ММВБ, в дальнейшем продолживший нарастать и достигший пика 15 декабря. Быстрее всего увеличивались обороты торгов контрактами рубль—доллар с поставками «завтра» — с 4,485 миллиарда долларов 11 декабря до 7,517 миллиарда 15-го. Понятно, что атака легла на унавоженную почву. С сентября рубль обесценивался нарастающими темпами, но все же плавно (в сравнении с масштабами обвала начала прошлой недели) под влиянием всем известных обстоятельств: дешевеющей нефти (с середины года она упала в цене более чем на 40%), трудностей рефинансирования внешних долговых обязательств крупнейшими заемщиками из-за санкций, сезонных всплесков эмиссии рублевой ликвидности в декабре, связанных с выплатами в бюджетном секторе.

И на этом фоне была развязана отчаянная спекулятивная атака на рубль. Теперь уже абсолютно ясно, что некоторые западные хедж-фонды и ряд российских банков затеяли игру на понижение курса. ЦБ был вынужден в ночь на вторник взвинтить ключевую ставку сразу на 650 базисных пунктов, до 17 процентов годовых, но это не дало сколько-нибудь серьезного эффекта. Вторничные торги завершались на совершенно сюрреалистических значениях курса рубля — вокруг 80 за доллар и около 100 за евро.

Однако уже в среду произошел откат. Возможно, сказалось 4,3 миллиарда долларов интервенций в поддержку рубля, выброшенных ЦБ на рынок в понедельник и вторник (всего с начала месяца объем интервенций превысил 10 миллиардов долларов), позитивно сказалось и легкое подорожание нефти — цена барреля сорта Brent снова вскарабкалась чуть выше 60 долларов.

В четверг рубль продолжал дорожать: официальный курс доллара снизился на 8 рублей, евро — на 11. Уверенные ответы президента на традиционной большой пресс-конференции и ряд экстренных решений ЦБ в поддержку банков и правительства по установлению мягкого контроля за трансграничными валютными потоками крупнейших компаний-экспортеров позволили несколько снизить градус рыночной паники.

— Возможно, это только передышка. К тому же в сухом остатке мы имеем ключевую ставку ЦБ, задранную более чем на семь процентных пунктов выше инфляции, и уже ускорившие движение вверх рыночные кредитные ставки, что само по себе парализует любые частные инвестиции в стране.

— Парадоксальным образом западные санкции и девальвация рубля создают отличные предпосылки для быстрого роста российской экономики на ближайшие годы под влиянием процесса импортозамещения, но запуск этого механизма невозможен без инвестиций. Рассуждая теоретически, компании могут полагаться не на ставшие запредельно дорогими заемные источники фи