Москва, 29.09.2016

Униженные и оскорбленные современного мира

Книги Известный британский экономист и социолог доказывает, что современный неолиберальный капитализм порождает новый класс — прекариат*: бесправных людей, лишенных любых социальных прав. А социальное государство терпит крах
Фото: ТАСС
  1. К черту экономическую теорию
    Рынок достиг такой степени разбалансировки, что может остановиться все — и банки, и производство. Чтобы воспрепятствовать депрессии, необходимо как можно быстрее снизить ключевую ставку ЦБ, остановить падение рубля и насытить экономику ликвидностью


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
240 месяц
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

В начале ХХ века казалось, что социальная структура стран классического капитализма постепенно стремится к максимальному упрощению: с одной стороны капиталисты, с другой — пролетариат. А между ними незначительные промежуточные слои: мелкая буржуазия, остатки крестьянства, государственные служащие и люди свободных профессий. Рабочий класс становился большинством. Сбывалось предсказание Энгельса, что, когда это произойдет, рабочий класс придет к власти через механизм демократического голосования. Во многих странах Европы рабочие партии побеждали на выборах, а в некоторых закреплялись у власти на многие десятилетия. Под их влиянием европейские государства стремились к максимальной занятости населения и проводили широкую социальную политику. Более того, многие государства, например Франция и Германия, провозгласили себя социальными, то есть признали свои обязательства перед гражданами по защите их от безработицы, поддержке в случае болезней и по достижении старости. Все эти социальные обязательства покоились на экономических успехах капитализма и на кейнсианской экономической политике, которую проводили и правые, и левые партии.

Однако экономически проблемы, возникшие в 1970-е, подтолкнули правящие политические и экономические элиты Запада к радикальному пересмотру экономической и социальной политики. Тем более что явное падение привлекательности социализма из-за начавшегося отставания социалистического блока в соревновании даже с находящимся в кризисе капитализмом вело к ослаблению левого движения, в том числе социал-демократии, во всем мире. В умах западных политиков правого центра победила неолиберальная доктрина, которую Стэндинг называет политическим чудовищем и чью идеологическую жесткость впору соотнести с жесткостью сусловского толкования марксизма-ленинизма. Но экономические проблемы сыграли свою роль, неолибералы побеждали на выборах. Свою роль сыграл и эгоизм разросшегося среднего класса, в том числе из числа рабочих, который был соблазнен обещаниями неолибералов снизить налоги (чтобы не плодить, как его убеждали, бездельников), возможностями приватизации жилья и участия в приватизации госсобственности. Все, даже социалисты, захотели стать собственниками. И эта утопия оказалась столь же несостоятельной, как и коммунистическая.

В конце концов поменялись не только формы общественных отношений, но и общественная мораль. Автор обращает внимание на центральный, как он считает, аспект глобализации, который «можно сформулировать одним пугающим словом: “товаризация”», то есть превращение всего в товар. Буквально исполнилось пророчество Маркса, что капиталистическое «производство производит человека не только в качестве товара, не только человека-товар, человека с определением товара, оно производит его, сообразно этому определению, как существо и духовно и физически обесчеловеченное».

Неолиберализм пришел не один, он неразрывно связан с глобализацией: «приверженность открытой рыночной экономике [провозглашенная неолибералами] положила начало конку