Условия функционирования среднего бизнеса резко ухудшились. Компании минимизируют долг, притормаживают начатые и откладывают перспективные проекты развития и стараются не допустить полномасштабного кризиса неплатежей

Утвержденный правительством на минувшей неделе антикризисный план делает явный акцент на поддержку банковской системы страны. При всей важности обеспечения бесперебойной работы финансовой системы столь явный дисбаланс пакета стабилизационных мер по меньшей мере настораживает.

Поскольку голоса среднего бизнеса во властных кабинетах практически не слышны, мы решили опросить бизнесменов из активных средних компаний, чтобы понять, как им живется в новой хозяйственной реальности — при двузначной инфляции, сильно обесценившемся и продолжающем лихорадочно дергаться курсе рубля, повышенном уровне ставок по кредитам, сжимающемся спросе на продукцию. Нам представляется, что такой микроэкономический анализ способен выявить узкие места и самые болевые точки в работе целого ряда отраслей, вползающих в полосу кризиса. 

Зависим от импорта

Большинство промышленных предприятий фиксируют ухудшение текущей финансовой ситуации. В первую очередь это вызвано резким ростом затрат на сырье и материалы из-за девальвации рубля. «У нас материальные затраты выросли в среднем на 30 процентов», — говорит Владимир Бакшаев, гендиректор ЗАО «Сеспель», выпускающего полуприцепы. «Мы испытываем большие трудности, потому что 45 процентов нашего сырья — это импорт», — вторит ему Элла Васильева, помощник генерального директора ОАО «Русские краски».

В связи с девальвацией серьезно меняется экономика бизнеса, причем отраслей, не зависящих от импорта, в стране, похоже, нет.

«Мы вынуждены повышать цены, потому что серьезная часть наших затрат — около 20 процентов — валютные, говорить о каком-то импортозамещении в нашей отрасли пока не приходится: высококачественная медицина не может обходиться без иностранных лекарств, расходных материалов, об оборудовании и говорить нечего», — говорит президент ОАО «Медицина» Григорий Ройтберг.

Очень сильно пострадали от девальвации производители текстиля, потому что до 60% в себестоимости их продукции занимает сырье — хлопок, пряжа, цены на которые номинируются в долларах. «В один момент сырье для нас подорожало вдвое», — говорит Сергей Жуков, председатель совета директоров ЗАО «Кинешемская прядильно-ткацкая фабрика» (производство медицинского текстиля).

«Ни о каком импортозамещении речи быть не может. Все задачи на уровне оптимизации, выживания, сохранения коллектива, наработанных технологий, чтобы не начать резать там, где потом долго и тяжело будет восстанавливаться», — говорит Андрей Разбродин президент компании «Даргез» (производство текстильной продукции для дома).

Впрочем, нужно заметить, что предприятия легпрома, которые успели обновить оборудование и зависят от импортного сырья и комплектующих не более чем на 20–25% (производство обуви, домашнего текстиля), говорят, что девальвация — благо для их отрасли, поскольку конкурентоспособность российских товаров заметно выросла. 

Кто будет надевать веревку себе на шею?

Гораздо острее сегодня для всех стоит вопрос получения банковских кредитов. «Русские краски» столкнулись с невозможностью взять кр

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (932) 2 февраля 2015
    АНТИКРИЗИСНЫЙ ПЛАН
    Содержание:
    Задача — выжить

    Условия функционирования среднего бизнеса резко ухудшились. Компании минимизируют долг, притормаживают начатые и откладывают перспективные проекты развития и стараются не допустить полномасштабного кризиса неплатежей

    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама