Анатомия кризиса

Экономика и финансы
МАКРОПРОГНОЗ
«Эксперт» №7 (933) 9 февраля 2015
Российскую экономику в этом году ждет спад в размере 3–4% ВВП. Эпицентром кризиса станут торговля и строительство, часть промышленности, выпускающая инвестиционные товары, а также IT-сервис
Анатомия кризиса

Кризисы в России всегда вызваны двумя ее извечными бедами. И это не дураки и дороги, как по привычке полагают широкие народные массы, а нефтяные цены и необходимость платить по внешнему долгу.

Вокруг падения цен на нефть, случившегося в 1980-е, Егор Гайдар выстроил в свое время изящную теорию гибели советской империи, популярную и по сей день. Хотя легко заметить, что советская нефтезависимость была не настолько ужасной, чтобы не прокормить неприхотливое население при средних ценах на нефть 35 с лишним современных долларов — именно такой уровень сложился во второй половине 1980-х. Кормились же как-то и в 1960-е, и в 1970-е, когда до арабо-израильской войны 1973 года нефть стоила всего ничего, а своя еда удавалась Советам все так же неважно.

К тому же вместе с нефтью почти пропорционально снизились и цены на импортируемое зерно. Приличными оставались и погодные условия — еще одна вечная беда России, но, кажется, оставшаяся в советском прошлом. Гораздо сильнее приблизила кончину СССР внезапная остановка (sudden stop) внешних кредитов, которыми Михаил Горбачев латал бюджет, развалившийся под бременем военных расходов, дотаций на продовольствие и безалкогольной кампании.

Во время следующих трех кризисов падение цены на нефть и sudden stop по западным кредитам всегда шагали рядом. После девальвации 1998 года, в которой вывод денег западными банками из ГКО сыграл не меньшую роль, чем цена нефти, весь федеральный бюджет России в 1999 году стоил примерно 20 млрд долларов, а платить правительству РФ по долгам — после дефолта по внутреннему долгу и «прощения» западным банкам их страховки вложений в ГКО через валютные форварды — все равно оставалось 17,5 млрд. Так что вопрос о возобновлении кредитования России бреттон-вудскими институтами (МВФ и МБРР) стоял тогда на уровне гамлетовского «быть или не быть?».

К кризису 2008 года ЦБ и правительство пришли уже с солидным валютным буфером. Чего не скажешь о корпорациях и банках, нарастивших внешний долг на 310 млрд долларов в течение всего лишь неполных трех предкризисных лет (с начала 2006-го по сентябрь 2008-го) и к тому же под обесценившиеся разом залоги собственных акций. Так что накопленные ЦБ резервы пришлось в количестве 209 млрд за пять месяцев кризиса (сентябрь 2008-го — январь 2009-го) вернуть горе-заемщикам в виде валютных интервенций в ходе «плавной девальвации».

Тем менее святая вера очередных российских эффективных менеджеров в незыблемость цены нефти «от 100 долларов за бочку» и бездонность западного кредитного кармана быстро восстановилась и сохранялась еще шесть лет. 

Восстановление будет небыстрым

Форма траектории нынешней рецессии (V или L) будет определяться скоростью отскока цены на нефть. В кризисах 1998-го и 2008 годов это было энергичное V, поскольку распродажи на рынке нефти продолжались недолго. Свое теперешнее ценовое дно она, возможно, уже нащупала в диапазоне 45–55 долларов за баррель марки Brent. Анализ американского Агентства энергетической информации (EIA), основанный на исследо