Как якуты победили Гарри Поттера и Человека-паука

Русский бизнес
НОВЫЙ БИЗНЕС
«Эксперт» №7 (933) 9 февраля 2015
— Что нужно для успеха? — Верить в себя и работать не покладая рук.
Как якуты победили Гарри Поттера и Человека-паука

Маленькая комнатка, в которой то очень жарко, то очень холодно из-за открытого окна, за которым минус 34. Вместо стола то ли дверь, то ли кусок невесть откуда вырванной фанеры. Видели бы голливудские продюсеры, как и в каких условиях придумываются и снимаются опережающие их в местном прокате фильмы!

Отучившись в Щепкинском театральном училище, Алексей Егоров и Дмитрий Шадрин вернулись в родной Якутск. «Актеры-азиаты — ну кому они там в Москве нужны? Значит, сразу отказываешься от 70 процентов ролей, которые, возможно, сыграл бы здесь. Это раз. Ну вот и вся причина, собственно». А, вернувшись в Якутию и прикинув возможный заработок в театре, создали киностудию, став одними из тех, кто заставил говорить о феномене якутского кино. Причем им удалось поставить съемки на поток.

Казалось бы, в городе вечной мерзлоты к тернистому профессиональному пути, который не всегда выводит в звезды, должна добавиться еще и суровая погода. Но в Якутии обычные оценки перспектив в регионах не срабатывают. Здесь один из главных способов провести досуг — поход в кинотеатр, и каждый год на экраны выходит до 15 картин местных киностудий. Они не всегда качественные, местами очень наивные. Зато отражают обычаи, которых очень много у местного населения, и особенности здешнего юмора. Зато в них играют «свои», республиканские актеры. Причем фильм местного производства способен привлечь больше зрителей, чем кассовый голливудский блокбастер. Например, продукция студии Егорова и Шадрина «ДетСат» обошла в прокате «Гарри Поттера» и «Человека-паука-2». «Живую сталь побили!» — для верности поясняет Алексей. На съемки полноценной картины в Якутии требуется около 1 млн рублей. 

История

«ДетСат» — это не «детский сад». Аббревиатура означает «Дети Саха Академического театра». В 2002 году в республике был набран спецкурс Щепкинского училища. Молодежь, которой предстояло отучиться в Москве, по возвращении должна была влиться в состав Академического театра Саха. Это был шанс, который местным ребятам последний раз выпадал в 1985 году. Для «Щепки» такая практика — обычное дело: здесь, например, проходят обучение таланты из Чувашии, с Алтая, из Киргизии. Преподают им на родном языке, и в соответствии с договором они, закончив учебу, возвращаются на родину. Хотя многие пытаются закрепиться в столице. «Я в “ДМБ” играл», — вспоминает Шадрин. «На три секунды он там появляется, красавчик!» — иронизирует Егоров. «Нас было четверо. И нам дали по 150 рублей. И мы на все эти деньги купили еды для всей общаги — праздник устроили, ведь первый наш гонорар был», — хвастает стартовой ролью Дмитрий. Это, пожалуй, и все. Пришлось возвращаться.

Егорову в тот момент было 19 лет, Шадрин на два года старше. Впереди три года отработки на театральной сцене. Отработали четыре. «У нас горели глаза, мы хотели много ролей. Завертелась наша жизнь актерская. Труппа молодая, для нас поставили несколько специальных спектаклей. В театр начала ходить молодежь. Ну я тогда не был таким усатым и толстым», — смеется Егоров. «Пот