О важном эксперименте

Разное
Фото: Эксперт

Об этом деле — решении Третейского арбитража в Гааге, присудившего экс-акционерам ЮКОСа пятьдесят миллиардов долларов, — мало говорят, я думаю, ещё и потому, что оно выглядит несколько ирреальным. Во всяком случае, на взгляд с нашей стороны. Странный суд, на который нам не было никакого резона идти; странный ход слушаний, во время которых юристы ответчика, России, проявляли странную вялость, а судьи странным образом начисто отвергали все их аргументы — включая и те, что другим международным судом, в Страсбурге, приняты как вполне убедительные; странный размер итоговой компенсации. Да что там странный — прямо-таки сказочный: очень-очень много. Полцарства. Отсюда и общая уверенность, что Россия платить эти миллиарды не собирается и не будет. Но уверенность эта тоже странна: а как, собственно, не платить, если у оппонентов на руках решение признанного тобой суда? Да и само дело, кто бы что о нём ни думал, происходит не в сказке, а в жизни. Стороны делают свои очередные шаги — за ними стоит смотреть внимательно.

Россия 10 ноября прошлого года, чуть не в последний день, подала апелляцию в Окружной суд Гааги, а 28 января зарегистрировала там же три ходатайства (по числу истцов) об отмене арбитражных решений — суд как раз приступил к рассмотрению поданной нами жалобы на решение по делу ЮКОСа. Впрочем, дата первых слушаний ещё не назначена; пока началась лишь т. н. письменная процедура. Тем временем истцы зарегистрировали решение гаагского арбитража в Окружном суде Вашингтона, заложив основу для попыток отсудить в свою пользу российские активы на территории США. Такие же действия вскоре начнутся в Германии и Великобритании. Всё это происходит на фоне мерно капающих процентов: с 15 января к основной сумме ежедневно прибавляется примерно два с половиной миллиона долларов. Среди этих стандартных юридических действий интерес для публики представляет лишь одно: какие доводы Россия собрала для попытки опровергнуть решение Третейского суда — и об этом в прошлую пятницу Минфин рассказал наконец публике.

Доводов много: апелляция с приложениями занимает четыреста страниц. Среди этих доводов есть сугубо формальные — прежде всего связанные с подсудностью этого дела Третейскому суду. Истцы в своей жалобе опираются на договор к Энергетической хартии (ДЭФ), Россией не ратифицированный. Он может применяться, только когда не противоречит внутреннему законодательству, а оно не допускает передач в международный арбитраж тяжб по налогам и экспроприации собственности. Более того, экс-владельцы ЮКОСа в своём иске оспаривали, в частности, и налоговые требования к компании, что входит в противоречие с самим ДЭФ, исключающим разбирательства в Третейском суде подобных вопросов. Такого рода доводы выглядят, на взгляд многих экспертов, неплохо, но они в существенной мере ослаблены тем — опять повторю, очень странным — фактом, что РФ с самого начала согласилась участвовать в рассмотрении, то есть юрисдикцию Третейского суда уже признала.

Наиболее, пожалуй, очевидный довод приводился