Покупатели экономят на еде и закупают впрок непродовольственные товары

Индикаторы
ДЕЛОВАЯ КОНЪЮКТУРА
«Эксперт» №8 (934) 16 февраля 2015
Банковская система сжимает кредитование и второй месяц работает в убыток. Доступность ипотеки быстро снижается
Покупатели экономят на еде и закупают впрок непродовольственные товары

Повседневные потребительские расходы в январе 2015 года снизились на 22% по сравнению с декабрем 2014-го, что можно расценивать как нормальное сезонное снижение, сообщает исследовательский холдинг «Ромир». По сравнению с январем прошлого года номинальные повседневные расходы в январе нынешнего выросли на 15%, что едва покрывает (на 1%) темпы роста потребительских цен. При этом расходы на покупку продуктов питания увеличились на 1%, а в реальном выражении снизились почти на 15%. Потребители возобновили жесткую оптимизацию своей продовольственной корзины. Однако расходы на приобретение непродовольственных товаров повседневного спроса выросли сразу на 35% в номинальном или на 15–20% в реальном выражении. В ожидании дальнейшего роста цен многие потребители стали закупать непродовольственные товары впрок.

Первые оценки динамики банковской системы России в январе принесли неутешительные результаты: с поправкой на валютную переоценку все ключевые показатели (совокупные активы, кредиты, депозиты) снизились. Причем корпоративные кредиты ушли в минус впервые за пять месяцев острого финансового кризиса. В январе, как и в декабре прошлого года, банковская система страны сработала с убытком.

Опросы, проводимые центром конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ, пока не зафиксировали существенных изменений в оценке промышленниками факторов, ограничивающих рост производства. По сравнению с ситуацией годичной давности слегка повысился вес таких факторов, как недостаток спроса на собственную продукцию на внутреннем рынке и дефицит финансовых средств. Хотя некоторое позитивное влияние девальвации тоже налицо: немного снизились оценки конкурирующего импорта и дефицита спроса на внешнем рынке. Единственное, но показательное отличие — резкий (на девять процентных пунктов) рост веса такого фактора, как неопределенность экономической ситуации. По частоте упоминаний респондентами он вышел на второе место после дефицита внутреннего спроса. Похоже, именно растерянность производственников характерна для первой фазы кризиса.

Хотя долларовая цена на квартиры в Москве (3382 доллара за среднестатистический квадратный метр) в январе вернулась к уровню почти девятилетней давности — середины 2006-го, когда еще только набирал обороты пузырь цен на активы (акции и недвижимости) 2006–2008 годов, рублевая цена оставалась стабильной на уровне примерно 200 тыс. рублей за квадратный метр, на котором она с поправкой на инфляцию остается уже пять лет, с середины 2009-го. (Переход к среднероссийским ценам получаем, разделив московские на три.) Точнее, рублевые цены на жилье в январе немного снизились, однако лишь по сравнению с уровнем ажиотажного спроса декабря, и пока что остаются выше тренда.

Реальные доходы населения в январе упали, по-видимому, уже на 10% против пиковых уровней начала 2013 года (с исключением сезонного фактора). Даже исходя из уровня средних ставок жилищных кредитов в декабре прошлого года комбинация выросшей цены квадратного метра и упавших доходов означает снижение индекса