Весна на Б. Коммунистической улице

На улице Правды
«Эксперт» №8 (934) 16 февраля 2015
Весна на Б. Коммунистической улице

Вошедшие в пике отношения России с Западом имеют то следствие, что фраза «Ах, Боже мой! что станет говорить княгиня Марья Алексевна!» утратила свое магическое действие. Что станет говорить, то и станет, а ты своей дорогою ступай, полают да отстанут. Представители разных внутриполитических сил, естественно, реагируют на такое пренебрежение Марьей Алексевной по-разному. Носители либерально-западнических убеждений, например, никак не могут поверить, что «р-р-ракалион» размагнитился, и пугают реакцией Марьи Алексевны с удвоенной энергией, полагая, что все дело в недостаточной громкости пугания. Мысль о том, что, может быть, не в громкости дело, а в том, что надоело бояться, до них принципиально недоходна.

Коммунисты, напротив, ликуют, полагая, что на ихней коммунистической улице настал долгожданный весенний праздник. Ликование выражается в чрезвычайной реабилитационной активности. Лидеры КПРФ полагают, что коль скоро темные дни миновали, то необходимо вновь восславить Советский Союз во всех его проявлениях. Коммунисты уже призвали вернуть памятник Дзержинскому на Лубянку и установить памятник Сталину на одной из центральных площадей г. Москвы, предварительно переименовав ее в пл. Сталина. Как указал заместитель Г. А. Зюганова проф. И. И. Мельников, «странно и даже дико, что человеку, который почти тридцать лет руководил страной, нет памятника в Москве. Это даже не идеологический вопрос, это во многом вопрос восстановления исторической логики», не говоря уже о том, что «установка монумента к семидесятилетию Победы подчеркнула бы вклад Сталина в разгром фашизма».

Ведающий наряду с прочим и монументальной пропагандой столичный оберкультуртрегер С. А. Капков выразился по этому поводу в духе Полыхаева: «Что они там, с ума посходили?», чем не только подчеркнул свою верность хипстерской субкультуре, но и показал, какие перемены произошли за пять лет. В 2010 г. к восстановлению почитания Дзержинского и Сталина призывал мэр г. Москвы Ю. М. Лужков, а коммунистов было и не слыхать. Сейчас столичное руководство вполне чуждо реставраторским идеям, зато коммунистов слыхать, и даже очень.

Не довольствуясь символическими мероприятиями (кроме столичных монументов КПРФ озаботилась обратным переименованием Волгограда в Сталинград), лидер партии Г. А. Зюганов 8 февраля выступил с установочной статьей, в которой определил антисоветские и антикоммунистические настроения как проявления русофобии. Что в нынешнем сложном международном положении особенно нетерпимо. «Наступление на Россию ведется сегодня по многим фронтам. Важнейшую роль играет наступление идеологическое и информационное. Жало русофобов щедро расточает яд антисоветизма… Перед лицом внешней опасности наступает время признать всем: антисоветизм есть форма русофобии, а воюющий с советской историей — откровенный враг России. Для антисоветизма есть только одно подходящее место — на свалке разрушительных, тухлых и вредных идей», — подытоживает Г. А. Зюганов.

Конечно, коммунисты не были бы коммунистами, если бы не ис