Доктор, вы перепутали лекарство

Тема недели
Москва, 22.02.2015
«Эксперт» №9 (935)
У российской банковской системы сменился «санитар леса». За полтора года рукотворной чистки регулятор почти под ноль извел валежник и низкорослый сухостой. Деревья помощнее лесники не трогали. Зачем-то (истинные мотивы регулятора мы узнаем не скоро) был убран с поляны лишь Мастер-банк, единственная жертва чистки из числа ста крупнейших

Декабрьское цунами, переведшее валютно-финансовый кризис в открытую острую фазу, оказалось куда менее избирательным. В считанные дни стали неплатежеспособными сразу два крупных финансовых института: замыкающий двадцатку крупнейших держателей вкладов населения банк «Траст» и стабильный член первой сотни по активам, гибкий, активный, удобный для юрлиц среднего и малого бизнеса СБ-банк. Причины просты до банальности — набег вкладчиков и обесценение ценных бумаг, заложенных под межбанковские кредиты, как следствие, острый дефицит ликвидности и неплатежеспособность. Избежать банкротства в такой ситуации можно только двумя способами (либо их комбинацией): экстренной поддержкой банка средствами акционеров из их накоплений либо других бизнесов или же вливанием средств со стороны — банком-санатором и (или) АСВ. В случае с «Трастом» санатором был оперативно назначен крупнейший частный банк «Открытие», получивший в общей сложности от государства на оздоровление своего подопечного 127 млрд рублей (третий результат по стоимости санации после Банка Москвы и «КИТ-Финанса»). А вот СБ-банк спасать не стали (регулятор) или не смогли (владельцы). Частных санаторов не нашлось, оздоравливать банк самостоятельно АСВ по каким-то причинам сочло невозможным (хотя прецеденты с другими банками были). После полутора месяцев предсмертных судорог Банк России на прошлой неделе отключил больного от жизнеподдерживающей аппаратуры.

Надо понимать, «Траст» и СБ-банк не последние жертвы. Мы знаем доподлинно об очень непростой ситуации по крайней мере в двух банках не то что из первой сотни, а даже из «пятидесятки». Так что горячие деньки ЦБ и АСВ, не говоря уже о клиентах и вкладчиках, обеспечены.

Самое же досадное заключается в том, что экономические власти, похоже, не вполне адекватно оценивают ситуацию в банковской системе. Зарезервированный в антикризисном плане сверхвнушительный триллион рублей на программу капитализации банковской системы можно сравнить с препаратом, наращивающим мышечную массу, который назначили истекающему кровью пациенту. Кризис банковской системы находится в острой стадии своей начальной фазы — кризисе ликвидности. Кризис плохих долгов — вторая фаза, отстающая от первой на год-полтора. Именно тогда нехватка капитала для активизации роста кредитования станет проблемой номер один. Но сейчас ни о каком росте кредитования речь не идет — сохранить бы текущую платежеспособность. А для экстренной поддержки ликвидности от регулятора нужны другие действия — и другие инструменты. Из очевидных назовем два. Первый: беззалоговое кредитование банков, причем не только первого, но и второго-третьего эшелонов. Инструмент второй: готовность ЦБ брать на себя риски контрагента (то есть частично возмещать убытки) по межбанковским сделкам для быстрого избавления от парализующей рынок МБК сегментации.

Оба инструмента отлично зарекомендовали себя в кризис 2008 года. Второй из них сопряжен с меньшими рисками «оппортунистического использования» — формирования ресурсной базы для но

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (935) 23 февраля 2015
    Кризис в нефтехимии
    Содержание:
    Подозрительно пахнет дымом

    СБ-банк — первая официальная жертва банковского кризиса. Кто будет следующим, зависит от того, с какой скоростью будут материализоваться в банковских балансах последствия «черного вторника» и как долго банкирам удастся маскировать их

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама