Взрывоопасная классика

Книги / ПОСТМОДЕРН Бодрийяр Жан. Симулякры и симуляции. — М.: Постум, 2015. — 240 с.

Классический манифест торжествующего постмодернизма, изданный впервые в 1981 году, сразу вошел в малое число тех «культовых» книг, которые, как хорошую журналистскую статью, оказалось возможным свести к одному заголовку. Слово «симулякр» давно покинуло философские пределы, очерченные (впрочем, довольно широко и неопределенно) самим автором. Узнав, что очередная актриса вкачала себе в губы очередную порцию силикона, а очередной радетель за судьбы отечества давно вывез семью в Швейцарию, мы привычно пожимаем плечами: «Сплошные симулякры!» Что уж говорить про легион криэйторов, пиарщиков, политтехнологов, которые, подобно Малюте из «Чисел» Пелевина (тоже совершенно бодрийяровского героя), тоже могли бы сказать с благоговением, что знакомству с концепцией симулякра они «обязаны всем худшим в своей душе».

Но сам Бодрийяр не был циничным манипулятором. Подобно Фукуяме, искренне убежденному, что история кончилась, Бодрийяр не менее искренне полагал, что реальность как философская категория тоже кончилась навсегда. «Нет больше зеркальности между бытием и его отображением, между реальным и его концептом. …Реальное воспроизводится на основе миниатюрнейших ячеек матриц и запоминающих устройств, моделей управления и может быть воспроизведено неограниченное количество раз».

Апофеозом симулякра стало 11 сентября. Теракт жутким и брутальным образом подтвердил умозрительную концепцию — если вспомнить, сколько раз это единичное событие прокручивалось в разных медиасредах. И по неизбежным законам диалектики за апофеозом начался спад и перерождение. В 1992 году Бодрийяр мог провозгласить, что «войны в Заливе не было» — она, дескать, вся была на дисплеях и мониторах, и это казалось чрезвычайно остроумным. Сейчас же, когда войны, которых как бы нет, переместились в Европу и захлестнули виртуальный мир, умозрения французского профессора воспринимаются совсем иначе.