Дитя двух президентов

Тема недели
БЛИЖНИЙ ВОСТОК
«Эксперт» №16 (942) 13 апреля 2015
Достигнутое рамочное соглашение между США и Ираном не только спасает Ближний Восток от большой американо-иранской войны. Оно дает шанс региону на устойчивое развитие. Пусть даже и под покровительством модернизированного Ирана - это куда лучше, чем под патронажем ваххабитской Саудовской Аравии.
Дитя двух президентов

Возможно, что в Соединенных Штатах наконец начинают понимать, что решать проблему отсталости ближневосточных режимов (которая порождает не только бедность, но и исламский терроризм) нельзя лишь через революции или интервенции нельзя. Этот узел нужно распутывать и как можно быстрее - исламский терроризм не только дошел до стадии халифата в виде ИГ, но и стал активно проникать в Европу. Если раньше ключом к решению проблемы считался арабско-израильский диалог, то сейчас даже самым отъявленным оптимистам ясно, что решен этот вопрос не будет. И в этой ситуации администрация Обамы посчитала, что более эффективным ключиком будет нормализация отношений с Ираном. Если этот процесс завершится успешно, то Запад добьется не только смены режима в Иране (ни о какой отмене Исламской республики речи, конечно, не идет, однако сам режим может приобрести более светские и менее антагонистические черты), но и сможет превратить Иран в некоего ближневосточного шерифа, который будет противостоять симпатизирующей ближневосточным радикалам ретроградной Саудовской Аравии. В перспективе нынешняя сделка может привести к тому, что Иран превратится из соперника в партнера Соединенных Штатов на Ближнем Востоке.

Однако для реализации этой цели нужен первый шаг - урегулировать ядерную проблему Ирана. А этот шаг не простой, и сопряжен с рядом трудностей. Главная из них в том, что нужно каким-то образом пережить ближайшие несколько месяцев (до 30 июня - дедлайна переговорного процесса) и превратить нынешнее рамочное соглашение в полномасштабный договор. А заодно преодолеть сопротивление влиятельных сегментов американских и иранских элит, а также одержимого фобиями израильского руководства. 

Рамочный компромисс

В Швейцарии сторонам удалось примерно согласовать основные рамки будущего компромиссного соглашения. Содержащиеся в нем положения уже назвали самым большим достижением за все время переговорного процесса.

Так, прежде всего сторонам удалось разрешить противоречия в вопросе статуса иранских ядерных объектов, и прежде всего строящегося 40-мегаваттного тяжеловодного реактора в иранском Араке (который после ввода в строй может производить до девяти килограммов оружейного плутония в год, что достаточно для производства одного ядерного заряда). «Этот пункт был одним из сложнейших моментов переговоров, но благодаря логичным техническим предложениям по модификации реактора, сделанным Ираном, удалось убедить другую сторону, что данная проблема урегулирована», — говорит глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи. Эти «технические предложения по модификации» позволят снизить массу вырабатываемого оружейного плутония с девяти до одного-полутора килограммов в год. Кроме того, согласно условиям будущей сделки, ядерный объект в Фордо (предназначенный, по мнению представителей Запада, именно для оружейной программы) преобразуется в научно-исследовательский центр, и мощностей по обогащению урана там не будет.

Куда более интересными оказались пункты соглашения о заморозке ир

Для возвращения к нефтяному буму Ирану потребуется время

Ирану потребуются существенные инвестиции, чтобы увеличить добычу нефти blizhniyvostok_podv_graph.jpg
Ирану потребуются существенные инвестиции, чтобы увеличить добычу нефти

Полное прекращение действия экономических санкций против Ирана приведет к тому, что в 2016 году цены на нефть опустятся на 5–15 долларов за баррель, прогнозирует министерство энергетики США.

По оценкам специалистов отдела энергетической информации министерства, в 2016 году Иран может увеличить добычу как минимум на 700 тыс. баррелей в сутки. В марте 2015-го Иран добывал в среднем 2,85 млн баррелей в сутки. Рост добычи приведет в будущем году к увеличению мировых запасов нефти примерно на 500 тыс. баррелей в сутки.

Впрочем, возвращение Ирана на мировой рынок нефти не будет простым. Он столкнется с сильной конкуренцией за инвестиции в нефтяную отрасль со стороны других стран, включая Ирак, Мексику и Бразилию. В условиях избыточного предложения на рынке нефти, цен 50–60 долларов за баррель и снижения инвестиции в нефтяной сектор по всему миру Ирану придется приложить существенные усилия, чтобы привлечь инвесторов. Другие страны уже столкнулись с недостаточным интересом со стороны крупнейших нефтяных компаний. Exxon Mobil отказалась продлевать контракт на разработку месторождений в Абу-Даби, поскольку этот эмират ОАЭ не обеспечивал компании требуемой нормы прибыли. Британская ВР заявила, что Мексике придется предложить более выгодные условия для привлечения иностранных инвестиций.

«Возвращение Ирана на мировой рынок нефти не будет немедленным. Во-первых, нефтяные компании ограничены в своих инвестиционных планах нынешними ценами на нефть. Во-вторых, переговоры о возвращении могут занять существенное время — около года или полутора», — рассказал «Эксперту» Сиддик Бакир, аналитик по энергетике из консалтинговой компании IHS CERA.

Для того чтобы через год Иран увеличил добычу до прогнозируемых 3,6 млн баррелей в сутки, ему потребуются инвестиции из-за рубежа, которые обеспечат новые технологии добычи и оборудование. Это позволит Ирану вернуть часть упущенных позиций на рынке. Всего десять лет назад страна могла добывать 4,5 млн баррелей в сутки, а рекордный уровень добычи — 6 млн баррелей — был достигнут еще в 1974 году.

Серьезным препятствием станет конкуренция. Ирак, например, уже привлек многомиллиардные инвестиции крупных компаний, включая ВР, ENI и «ЛУКойл». Абу-Даби, самый богатый из эмиратов ОАЭ, подписал соглашение с Total на разработку месторождений сроком на сорок лет, а также ведет переговоры с ВР и Royal Dutch Shell. Среди других стран с существенными ресурсами, которые пытаются привлечь инвестиции из-за рубежа, — Мексика, Бразилия, Уганда и Ангола.

Сценарий возвращения Ирана на нефтяной рынок может оказаться аналогичным иракскому. После десятилетия военных действий Ирак смог увеличить добычу до самого высокого уровня в ретроспективе почти тридцати пяти лет. И произошло это при меньшем объеме иностранных инвестиций, чем прогнозировали эксперты. «Возвращение Ирака на нефтяной рынок оказалось удивительной историей, несмотря на продолжающийся конфликт в этой стране. Иран может значительно увеличить добычу уже в ближайшие годы, что неизбежно скажется на нефтяных ценах, поскольку спрос фактически стабилен. В условиях несбалансированного рынка нефти даже небольшие изменения в спросе и предложении могут иметь чрезвычайно серьезные последствия для цен на нефть», — рассказала «Эксперту» Валери Марсель, научный сотрудник лондонского института Chatham House.

Николай Федотовский, Лондон