Конъюнктурные индикаторы разновекторны

Индикаторы
ДЕЛОВАЯ КОНЪЮНКТУРА
«Эксперт» №20-21 (945) 18 мая 2015
Инфляция замедляется Банковская ликвидность в избытке

Апрельские опросы Росстата в промышленности указывают, что оценки делового климата руководителями предприятий несколько улучшились на фоне первого квартала. Однако они остаются на уровне, указывающим скорее на стагнацию, чем на рост деловой активности. Оценки роста выпуска основного вида продукции снизились до уровня начала 2010 года, когда предприятия в своих ответах впервые стали фиксировать рост выпуска после рецессии 2008–2009 годов.

Индекс PMI в сфере услуг также указал на стабилизацию. Впервые за последние семь месяцев перешагнув критическую отметку 50 пунктов, отделяющую рост деловой активности от снижения, он указал на возобновление роста в секторе, как и совокупный индекс, аппроксимирующий движение ВВП.

Слегка замедлился, но не прекратился процесс снижения уровня использования производственных мощностей в обрабатывающей промышленности. Он ускорился с сентября прошлого года (а вообще пик загрузки мощностей, который примерно соответствовал уровню, достигнутому перед рецессией 2008–2009 годов, был пройден два года назад). При этом респонденты отмечают довольно странный разворот к увеличению дефицита занятых в обрабатывающих отраслях, что вовсе нехарактерно для циклического спада. Возможно, это связано с оттоком занятых здесь прежде в больших количествах трудовых мигрантов. Добывающие отрасли ведут себя в этом смысле более «правильно», показывая наряду с сокращением загрузки мощностей также увеличение избыточной занятости (возможно, это связано с резко ухудшающимися второй год подряд производственными показателями «Газпрома»).

Скорее всего, в целом мы видим в динамике производства — при внешней схожести — отражение более сложных процессов, чем обычный циклический спад («шок спроса») из нью-кейнсианской модели, лечащийся снижением ставок или, на худой конец, «количественным смягчением». Ослабление рубля привело к снижению принципиально не замещаемого (во всяком случае в среднесрочной перспективе) импорта, в частности инвестиционного назначения. Это вызывает спад по кругу дополняющих товаров и услуг и делает маловероятным восстановление прежнего объема совокупного выпуска, даже если спрос был бы поддержан более быстрой нормализацией ключевой ставки.

Другими словами, снижение цены нефти и санкции снизили и потенциал российской экономики. Тем не менее ЦБ может приблизить нащупывание дна выпуска, если данные по инфляции еще за два месяца, которыми он будет располагать к следующему заседанию совета директоров по ставкам (15 июня), позволят ускорить процесс их снижения.

Рост потребительских цен по итогам апреля оказался самым слабым с начала прошлого года, за исключением искаженного регулятивными инновациями июля 2014-го, и составил 0,5% к марту, или 6–7% в годовом выражении. Это уровень, характерный для межкризисных 2012–2013 годов. Правда, такой низкий показатель может оказаться и единичным среди следующих нескольких месяцев. Ведь помимо сузившегося потребительского спроса на цены повлияло и укрепление рубля к доллару (на 17,5% с конца января по