Огненные объятия Дракона

Тема недели Важность внешнеполитического альянса с Китаем не повод для уступок стратегических позиций в экономическом взаимодействии двух стран

В последние месяцы Китай превратился чуть ли не в основной объект российской политики. Москва всячески демонстрировала готовность углублять и расширять отношения со своим юго-восточным соседом, и апофеозом этой кампании стал визит главы КНР Си Цзиньпина в Москву на 9 Мая. Мало того что китайский руководитель оказался главным гостем на Дне Победы, а группа китайских солдат, маршировавших по Красной площади, была самой многочисленной из всех иностранных контингентов, в ходе визита еще были подписаны почти три десятка экономических соглашений, ряд которых носит стратегический характер.

Сближение двух стран обусловлено не только желанием России получить китайских инвесторов, но и тем, что у Пекина и Москвы близкие взгляды на международную ситуацию и, самое главное, на судьбу контролируемых американцами институтов глобального управления. Введенные против России санкции показали всем, прежде всего Китаю, что США будут и дальше пользоваться контролем над мировыми финансовыми институтами для наказания политически неугодных стран. Что, в свою очередь, стимулирует потенциально неугодные страны создавать альтернативные институты (наподобие банка БРИКС). Учитывая экономическую мощь Китая, без него создание этих институтов практически невозможно.

Естественно, у Москвы и Пекина на внешнеполитическом фронте не все так гладко. Есть и потенциальные точки конфликта, в частности Средняя Азия. До недавнего времени китайцы не уделяли региону достаточно внимания и не оспаривали российский контроль над ним. Сейчас же ситуация изменилась. Китай реализует важнейший стратегический транспортный проект «Великий Шелковый путь», подразумевающий создание сети автомобильных и железных дорог, которые позволят китайцам торговать с Европой через сухопутные маршруты, а также привяжет к Китаю экономики всех транзитных стран. Некоторые политологи уверяли, что этот проект несет серьезную угрозу России, поскольку: а) будет идти в обход российской территории и исключит ее из важнейшего транспортного потока в Евразии; б) станет серьезным экономическим конкурентом возглавляемого Москвой проекта евразийской интеграции. Однако этого не произошло: в Китае не стали рисковать надежностью транзита, поэтому российский и китайский президенты приняли совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и проекта «Шелковый путь». «Проекты евразийской интеграции и “Экономического пояса Шелкового пути” могут гармонично дополнять друг друга. По сути, речь идет о выходе в перспективе на новый уровень взаимодействия, подразумевающий общее экономическое пространство на всем евразийском континенте», — заявил президент Владимир Путин.

Инвестиционный рычаг

Основные соглашения об инвестициях были подписаны с участием Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Так, РФПИ, Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ) и один из крупнейших банков КНР China Construction Bank (CCB) договорились о создании механизма, который позволит в разы увеличить кредитование

Десант на емкий рынок

Еще одна важная сфера нашего взаимодействия с Китаем, где уже видны первые результаты, — авиастроение. Год назад Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) начала работу с китайской COMAC по совместному созданию нового широкофюзеляжного магистрального самолета, а сейчас мы получили отличную возможность начать массовые поставки своих региональных лайнеров SSJ на китайский рынок. Для этих целей Россия и Китай создадут совместную лизинговую компанию, которая будет зарегистрирована в китайской юрисдикции. Соглашение об этом президент ОАК Юрий Слюсарь и секретарь комитета народного правительства провинции Шэньси Ван Цзюнь подписали в Кремле в присутствии лидеров двух стран. В проекте также примет участие Российско-китайский инвестиционный фонд и китайская лизинговая компания New Century International Leasing.

Согласно договоренности, в ближайшие три года новая лизинговая компания приобретет у «Гражданских самолетов Сухого» (ГСС) до 100 лайнеров SSJ на общую сумму порядка 3 млрд долларов для поставки в КНР и страны Юго-Восточной Азии. «Это действительно историческое событие. Мы много говорили о китайском рынке, мечтали на него попасть, потому что это самый быстрорастущий рынок в мире. В ближайшие пятнадцать лет там будет продано порядка 1300 самолетов», — сообщил глава ОАК. Заметим, что само соглашение было подготовлено в рекордно короткий срок: от начала переговоров и до подписания договора прошло всего три месяца. И этот факт можно смело занести в актив Юрию Слюсарю, который в результате контракта с китайскими партнерами обеспечил своей компании все возможности для того, чтобы максимально загрузить производственные мощности завода в Комсомольске-на-Амуре, где, собственно, и выпускается SSJ.

Уже в следующем году новая лизинговая компания получит не менее пяти новых самолетов, однако российская сторона надеется увеличить их количество до десяти. Как раз к этому времени завершится процедура валидации сертификата SSJ авиационными властями КНР, что откроет этому лайнеру путь к коммерческой эксплуатации. Учитывая, что договоренность с КНР достигнута на высшем уровне, можно не сомневаться: большая часть из сотни SSJ так или иначе уже распределена между китайскими авиакомпаниями, которые будут эксплуатировать эти лайнеры на условиях операционного лизинга. И главная задача — сделать так, чтобы финансовый пакет был привлекательным для китайских авиаперевозчиков, а обслуживание самолетов проходило на самом высоком уровне. По словам Юрия Слюсаря, для этих целей в новом экономическом районе Сисянь, расположенном в провинции Шэньси, планируется создать центр технического обслуживания самолетов, центр кастомизации лайнеров, а также учебный центр. В будущем же все эти структуры вполне могут быть использованы и для обеспечения эксплуатации нового российско-китайского широкофюзеляжного самолета, который должен появиться в 2025 году.

Алексей Хазбиев

Крупнейшие рынки акций в 2014 году