Огненные объятия Дракона

Важность внешнеполитического альянса с Китаем не повод для уступок стратегических позиций в экономическом взаимодействии двух стран

В последние месяцы Китай превратился чуть ли не в основной объект российской политики. Москва всячески демонстрировала готовность углублять и расширять отношения со своим юго-восточным соседом, и апофеозом этой кампании стал визит главы КНР Си Цзиньпина в Москву на 9 Мая. Мало того что китайский руководитель оказался главным гостем на Дне Победы, а группа китайских солдат, маршировавших по Красной площади, была самой многочисленной из всех иностранных контингентов, в ходе визита еще были подписаны почти три десятка экономических соглашений, ряд которых носит стратегический характер.

Сближение двух стран обусловлено не только желанием России получить китайских инвесторов, но и тем, что у Пекина и Москвы близкие взгляды на международную ситуацию и, самое главное, на судьбу контролируемых американцами институтов глобального управления. Введенные против России санкции показали всем, прежде всего Китаю, что США будут и дальше пользоваться контролем над мировыми финансовыми институтами для наказания политически неугодных стран. Что, в свою очередь, стимулирует потенциально неугодные страны создавать альтернативные институты (наподобие банка БРИКС). Учитывая экономическую мощь Китая, без него создание этих институтов практически невозможно.

Естественно, у Москвы и Пекина на внешнеполитическом фронте не все так гладко. Есть и потенциальные точки конфликта, в частности Средняя Азия. До недавнего времени китайцы не уделяли региону достаточно внимания и не оспаривали российский контроль над ним. Сейчас же ситуация изменилась. Китай реализует важнейший стратегический транспортный проект «Великий Шелковый путь», подразумевающий создание сети автомобильных и железных дорог, которые позволят китайцам торговать с Европой через сухопутные маршруты, а также привяжет к Китаю экономики всех транзитных стран. Некоторые политологи уверяли, что этот проект несет серьезную угрозу России, поскольку: а) будет идти в обход российской территории и исключит ее из важнейшего транспортного потока в Евразии; б) станет серьезным экономическим конкурентом возглавляемого Москвой проекта евразийской интеграции. Однако этого не произошло: в Китае не стали рисковать надежностью транзита, поэтому российский и китайский президенты приняли совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и проекта «Шелковый путь». «Проекты евразийской интеграции и “Экономического пояса Шелкового пути” могут гармонично дополнять друг друга. По сути, речь идет о выходе в перспективе на новый уровень взаимодействия, подразумевающий общее экономическое пространство на всем евразийском континенте», — заявил президент Владимир Путин.

Инвестиционный рычаг

Основные соглашения об инвестициях были подписаны с участием Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Так, РФПИ, Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ) и один из крупнейших банков КНР China Construction Bank (CCB) договорились о создании механизма, который позволит в разы увеличить кредитование

У партнеров

    «Эксперт»
    №20-21 (945) 18 мая 2015
    Шёлковый капкан
    Содержание:
    Огненные объятия Дракона

    Важность внешнеполитического альянса с Китаем не повод для уступок стратегических позиций в экономическом взаимодействии двух стран

    Международный бизнес
    Потребление
    Реклама