О конкретных шагах

Разное
«Эксперт» №22 (946) 25 мая 2015
Новостные ленты цитируют два высказывания Германа Грефа на форуме в Астане
О конкретных шагах

Глава Сбербанка поддержал видных деятелей правительства и ЦБ, утверждающих, что худшее в экономическом кризисе позади, — и выразил чрезвычайный восторг по поводу недавно опубликованного президентом Назарбаевым плана действий. Отечественные медиа, ясное дело, уделили гораздо больше внимания первому тезису: «Сегодня мы ни о чём с уверенностью не можем говорить, но острая фаза, на мой взгляд, прошла», — но тут, к сожалению, обсуждать нечего. Самое бесспорное в этой фразе — сразу две осторожные оговорки; только они и позволили ей мирно соседствовать в газетах с сообщением Росстата о том, что в апреле по сравнению с мартом падение выпуска в промышленности ускорилось вдвое. А вот к похвалам опытного программера новому документу наших южных соседей стоило бы прислушаться. Такие слова: «Когда я прочитал этот документ, я испытал культурный шок… Это потрясающая программа на пути к эффективному государству…» — услышишь не каждый день. Даже с поправкой на очевидные требования этикета — звучит серьёзно.

Я тоже прочитал программу «Сто конкретных шагов», благо она необычайно компактна (примерно два журнальных разворота) и хорошо структурирована; и скажу так: шок — не шок, но впечатление сильное. Причём для российского читателя — отнюдь не сплошь благостное: заметную часть «Ста шагов» составляют шаги прочь от России. Так, один из явных центров программы — создание в Астане международного финансового центра со специальным юридическим и налоговым статусом; возможно — вкупе с офшорным финансовым рынком. Этот центр будет специализироваться на исламском финансировании, официальным языком на его территории будет английский, да и его «самостоятельное законодательство должно составляться и применяться на английском языке». Это не случайная деталь. В старшей школе и в вузах намечен «поэтапный переход на английский язык обучения». «Главная цель, — авторы пишут всю фразу одними заглавными буквами, — повышение конкурентоспособности выпускаемых кадров и рост экспортного потенциала образовательного сектора». Неглавная цель, боюсь, слишком очевидна — её и строчными буквами писать незачем. Словом, гигантское преимущество в виде сплошь русскоговорящей элиты Россия в Казахстане уже в заметной степени утратила (что обсуждаемая программа и фиксирует) и будет терять всё быстрее. Слова Евразия и евразийский в «Ста шагах» кое-где встречаются, но вполне очевидно, что значат они здесь что-то совсем не то, что подразумевается в речах московских ораторов. Во всяком случае, ключевые пункты раздела «Идентичность и единство» в русском варианте текста выглядят так: «Разработка проекта патриотического акта “МӘҢГІЛІК ЕЛ”» («Вечная нация») и «Разработка и реализация национального проекта “НҰРЛЫ БОЛАШАҚ” (“Светлое будущее”. — А. П.). Внедрение ценностей МӘҢГІЛІК ЕЛ в действующие учебные программы школьного образования». Так что казахский внутри, английский — для общения с миром, и баста; и речь тут не только о языках. А чего иного можно было ожидать? Ведь никакой контригры мы пока не начали и даж