МУЗЫКА

Книги
«Эксперт» №25 (949) 15 июня 2015
Гибель индустрии
МУЗЫКА

Мы стали свидетелями эволюционного скачка носителей, предназначенных для распространения музыки. Когда-то многим казалось, что кассеты — это всерьез и надолго, их даже пытались коллекционировать. Компакт-диски уже не успели произвести такого сильного впечатления, потому что они покоряли мир одновременно с компьютерами, и быстро стало понятно, что истинное назначение музыки — это трансформация в аудиофайлы в формате MP3. Но едва ли кто-то мог себе представить, что следующей ступенью эволюции музыкальных носителей станет их полная дематериализация, когда ты даже не представляешь, из каких глубин цифровой вселенной до тебя доходит сигнал, заставляющий вибрировать мембраны твоей акустической аппаратуры.

Юлия Стракович подробно объясняет, почему то, что нам сейчас кажется простым и естественным, для мировой музыкальной индустрии обернулось катастрофой, почему, несмотря на то что компаниям-мейджорам еще удается отстаивать какие-то позиции, всем уже очевидно, что это агония и ей не суждено продлиться слишком долго. Первый и самый убедительный аргумент заключается в том, что цифролюция произошла в интересах не только миллиардов слушателей, но и самих музыкантов, — все эти годы они в большинстве своем испытывали гнет музыкальных гигантов и даже пытались против него бунтовать, и каждый раз за редчайшим исключением терпели поражение. Теперь же, когда у них появились реальные возможности вести самостоятельную творческую жизнь, они попали в ситуацию сверхконкуренции и раздробленности публики. Слушатели все больше склонны к индивидуализации своих вкусовых предпочтений, что для музыкантов оборачивается маленькими залами и низким уровнем продаж. Впрочем, все это еще можно как-то пережить. Но как смириться с мыслью, что вся великая музыка прошлого, возможно, всего лишь миф, созданный волей музыкальных корпораций?