Оптимизм как симптом болезни

Экономика и финансы
БАНКИ
«Эксперт» №25 (949) 15 июня 2015
Банковская система разладилась: население не может вернуть кредиты, бизнес — получить их, а банкиры — выдать. Но запаса прочности еще достаточно, чтобы какое-то время не замечать проблем
Оптимизм как симптом болезни

Не так давно топ-менеджер одного из крупных частных банков вспоминал январскую Москву: абсолютно пустую, без машин и людей. «Вот тогда было действительно страшно», — говорил банкир. Страшно после «черного вторника» 16 декабря было многим. Но, как оказалось, испугались авансом. Последние полгода в жизни российской банковской системы умещаются между двумя яркими цитатами. «Очевидно, что банковский кризис будет масштабнейшим» — так в январе говорил в кулуарах Гайдаровского форума глава Сбербанка Герман Греф. «Я считаю, что какого-то глобального кризиса банковского или экономического у нас в стране не было и нет», — это уже его коллега президент банка ВТБ Андрей Костин на прошлой неделе в интервью телеканалу «Россия-24». Умеренный оптимизм — главное настроение, царящее сегодня среди банкиров. В этом же тоне было выдержано выступление главы Центрального банка Эльвиры Набиуллиной на июньском Международном банковском конгрессе. Представив на слайде ряд цифр, демонстрирующих завидную устойчивость банковской системы к финансовым шокам, госпожа Набиуллина сказала: «Важно, какие качественные процессы стоят за этими цифрами. Ситуация в банках — это зеркало, отражение того, что происходит в экономике».

Кажется, таким же зеркалом — правда, замутненным и искривленным — происходящего в банковской системе сейчас является благодушие банкиров. Трудно поверить, что, когда статистика демонстрирует падение почти всех макроиндикаторов, реальные доходы населения сокращаются, а Агентство по страхованию вкладов едва справляется с выплатами вкладчикам, банковская система чувствует себя уверенно. Тем более после того как в кулуарах того же банковского конгресса председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин заметил: «Конечно, в банковском секторе сейчас не так все весело, как часто говорят...»

Весеннее разочарование

Поводом для оптимизма, царящего в финансовом бомонде, очевидно, стали апрельские (более свежих пока нет) данные ЦБ, продемонстрировавшие неожиданное оживление в кредитовании. Сократившись за первый квартал на 285 млрд рублей, портфель рублевых корпоративных кредитов в четвертом месяце вырос на 85,7 млрд рублей, до 18,7 трлн (см. график 1). Совокупное кредитование нефинансовых организаций за месяц упало на 3,5%, до 28,6 трлн рублей, но даже если очистить этот показатель от влияния укрепившегося курса рубля, то и здесь можно будет разглядеть очень скромный, порядка 0,6%, но все же рост.

Неужели система нащупала дно и начала расти? Если посмотреть на четырехмесячную динамику кредитных портфелей крупнейших банков, окажется, что упали почти все (см. график 2). Рост порядка 5% показал Россельхозбанк, что неудивительно: началась посевная кампания. Прорыв продемонстрировали только два игрока: Московский кредитный банк и группа «Открытие». Их корпоративные портфели выросли на феноменальные 26,6 и 29,4%. В недавнем обзоре банковского сектора аналитики Fitch Rating приводят очищенные от валютной переоценки данные за апрель: у группы «Открытие» рост на 227 млрд руб