Синдром Сельянова

Культура
КИНО
«Эксперт» №25 (949) 15 июня 2015
Сергей Сельянов настаивает, что продюсеры лучше чиновников знают, как распорядиться бюджетными деньгами, предназначенными для поддержки кинематографа
Синдром Сельянова

Предыстория такова. В феврале наш журнал взял интервью у руководителя кинокомпании СТВ Сергея Сельянова, где тот выступил против принципа возвратности, который действует по отношению к 40% средств, выделяемых государством через Фонд кино на поддержку отечественного кинематографа. Сельянов оценил этот принцип как «снижение господдержки на 40 процентов». Некоторое время спустя министр культуры РФ Владимир Мединский, тоже в интервью «Эксперту», в свою очередь упрекнул продюсеров в склонности к иждивенческим настроениям, а утверждения в духе «Я сам лучше знаю, на что тратить бюджетные деньги. Вы мне дайте и отойдите. Ждите» назвал «синдромом Сельянова». Сергей Сельянов внимательно прочитал интервью министра — и взял ответное слово.

— Как вы оцениваете степень зависимости отечественного кинематографа от государственной поддержки? Для чего она нужна?

— В первую очередь господдержка — я сейчас не только о кино говорю — нужна тем сегментам, от которых не может отказаться цивилизованная страна с большим культурным прошлым. Надеюсь, что и настоящим. Второе направление — поддержка быстрорастущих секторов экономики, чтобы они развивались еще быстрее, потому что это приносит благо экономике и стране в целом. Это нужно просто для того, чтобы чувствовать себя полноценными людьми: «Почему Южная Корея может, а мы не можем?» Например, IT-индустрия невероятно быстро развивается, в том числе и у нас в стране. В этой отрасли есть льготы по выплате страховых взносов: вместо 35 процентов они платят 14, что их, конечно, очень сильно поддерживает, хотя, если посмотреть со стороны, у них и так все хорошо. Правильное решение? Абсолютно правильное! Везде, где мы лидеры — космос, атомная индустрия, — поддержка необходима. Это может выражаться разными способами: в виде законодательных решений, налоговых льгот, прямой бюджетной подпитки. Кинематограф же принадлежит и к тому, и к другому направлению, которым следует оказывать господдержку. Он выполняет большую социальную работу, он объединяет страну, делает ее единым народом за счет всепроникающей системы образов, наделенных глубинной мощью. Когда мы можем «Белое солнце пустыни» с любого места процитировать, то и житель Магадана, и житель Кавказа сразу чувствуют себя в едином пространстве, или «Легенда № 17», которая совсем недавно объединила всю страну, — за это надо сказать спасибо создателям этих фильмов. В наше визуальное время, когда книжек читают заметно меньше, роль эта только усиливается. У нас мощный конкурент — американский кинематограф. Сказать «мощный» — почти ничего сказать. Могу привести только одну цифру: весь бюджет поддержки российского кинематографа равен половине бюджета одного большого американского фильма. Тем не менее мы пытаемся распространять в этой сфере свою национальную идентичность. Мы уже начали делать первые международные успехи. И это важно не только в смысле денег, а в смысле культурного присутствия нас в мире. Это касается прежде всего анимации: «Маша и медведь» уже полмира завоевали, наш «Лунти

«Моя компания СТВ — мировой лидер по количеству дебютов. 30–35 процентов фильмов, которые я выпустил за всю свою жизнь, — это дебюты»