2004. Зачем нам нужна Украина.

Восстановление
«Эксперт» №30-34 (953) 20 июля 2015
Сценарий раскола Украины невыгоден России. Тогда мы получим у своих границ гигантскую конфликтную зону, по сравнению с которой распад Югославии и война в Приднестровье покажутся мелочью
2004. Зачем нам нужна Украина.

Россия заинтересована в том, чтобы Украина была единым, сильным, демократическим государством, проводящим самостоятельную политику. Чем сильнее будет Украина, тем больше возможностей для взаимовыгодного сотрудничества. России нужен союзник, который взял бы на себя часть ответственности за военно-политическую стабильность в регионе. Так что сценарий раскола Украины невыгоден России. Ведь тогда мы не только лишаемся потенциально очень сильного партнера, но и получаем у своих границ гигантскую конфликтную зону, по сравнению с которой распад Югославии и война в Приднестровье покажутся мелочью.

После распада СССР России чудом удалось не втянуться в целую серию региональных войн по югославскому сценарию. Северный Казахстан, Восточная Украина, Крым, Приднестровье, русские в Прибалтике — поводов для вторжения с целью защиты интересов русских меньшинств было более чем достаточно, не меньше, чем у сербов. Сегодня в случае раскола Украины российской общественности будет очень трудно отказаться от идеи поддержать юго-восточные области в противостоянии с Западом.

Краеугольный камень стратегии ЕС в отношении восточных стран: все хотят быть членами Евросоюза, Брюссель же придирчиво отбирает кандидатов, выставляя им свои условия. У ЕС есть стратегия для слабых соседей, но нет стратегии для сильных. Сценарий для слабой России давно сверстан, но то, что Россия вдруг начала подниматься, в планы не входило.

Чем дальше, тем чаще и громче слышно мнение, что Украину мы «проиграли». Так ли это? Во-первых, чтобы что-то проиграть, нужно это что-то иметь. «Выиграть» или «проиграть» сильную независимую Украину, в которой мы заинтересованы, Россия не могла в принципе. И то и другое могут сделать только сами украинцы.

Оранжевая революция случилась не только на Украине, но и в журналистском коллективе медиахолдинга «Эксперт». Так совпало, что именно в ноябре 2004 года в Киеве состоялся запуск журнала «Эксперт Украина», и коллектив издания, включая командированных туда из Москвы журналистов, «перешел на сторону революционного народа». Что породило серьезное напряжение в отношениях двух редакций.

Что касается собственно оранжевой революции, тут интересно другое. Несмотря на заметный антироссийский душок, в Москве довольно долго неплохо в принципе относились к Виктору Ющенко. Как, кстати, неплохо поначалу относились и к Михаилу Саакашвили, которому даже в свое время помогли восстановить контроль Тбилиси над Аджарией. Однако по мере того, как суть политики новых украинских (и грузинских) властей становилась очевидной, эти симпатии растаяли. В чем тут дело?

Модернизационные амбиции Ющенко, несомненно, не были чужды Москве, но вот то, какой он видел роль России в будущем украинской государственности (по сути, РФ должна была за свой счет — экономический и военно-политический — создать условия наибольшего благоприятствования для дрейфа Украины на Запад), не могло найти отклика и в итоге обернулось «газовой войной». Впрочем, и после ухода Ющенко суть украинской политики не изменилась. Пресловутая евроассоциация в условиях существования зоны свободной торговли с РФ должна была обернуться нарастающим скрытым субсидированием Россией украинской трансформации на стандарты ЕС.

В этом смысле «второй Майдан» совершенный преемник первого — это эскалация иждивенческих запросов при росте националистических настроений.