Банкротство за три минуты

Политика / БАНКРОТСТВО ФИЗЛИЦ Вступление в силу закона о банкротстве физических лиц этой осенью приведет к экстремальной нагрузке на суды и арбитражных управляющих, ведь просроченная задолженность граждан по кредитам только растет. Сможет ли система справиться с такой нагрузкой и удовлетворить запрос общества на «качественное» банкротство, или нужно еще время, чтобы подготовиться?

За полмесяца до вступления в силу закона о банкротстве физических лиц казалось, что все заинтересованные стороны пришли к консенсусу: главное — быстрее начать, а шероховатости сгладим по ходу дела. Банки рассчитывают на удобный механизм возврата хотя бы части проблемных кредитов и на эффективную борьбу с мошенниками. Граждане, придавленные кризисом и разогретые СМИ, надеются быстро и безболезненно списать свои обязательства. Активизировались фиктивные адвокатские конторы. Но ближе к делу специалисты стали задаваться вопросом: смогут ли судебная система и потенциальные управляющие в срочном порядке подготовиться к двух-трехкратному росту количества судебных дел? Ни временны́х, ни материальных ресурсов на дополнительный штат, новые помещения и обучение персонала нет. По подсчетам экспертов, увеличение нагрузки приведет к тому, что на каждое дело у столичного судьи будет не более трех минут. А для того чтобы подготовить инфраструктуру и убрать белые пятна в самом законе, требуется как минимум полгода.

Дилемма о компетенции

Десятилетняя история закона о банкротстве физлиц наконец заканчивается его вступлением в силу — в самый разгар экономического кризиса. В 2006 году, когда документ начали разрабатывать, многим это казалось преждевременным. Рассмотрение законопроекта постоянно откладывали, оправдываясь отсутствием надлежащей нормативно-правовой базы, низким уровнем правовой грамотности и информированности населения, дискуссией о подведомственности подобных споров. В результате возможность обкатать процедуру в стабильные времена с мизерным количеством потенциальных обращений граждан была упущена.

Согласно первоначальному варианту закона, дела о банкротстве подлежали рассмотрению в арбитражных судах. Однако в 2013 году Госдума решила отнести эти споры к компетенции судов общей юрисдикции. 29 декабря 2014-го закон был принят именно в таком виде. Но в мае нынешнего года депутаты инициировали корректировку нормы закона, передачу банкротства физлиц в компетенцию арбитража и отсрочку вступления документа в силу на три месяца — до 1 октября. В результате этого пинг-понга ни суды общей юрисдикции, ни арбитражные суды подготовиться к внедрению закона не успели.

В чем суть дилеммы о компетенциях? Изначально играл свою роль аргумент о необходимости обеспечить беспрепятственный доступ граждан к правосудию — один из фундаментальных принципов нашей правовой системы (подчас излишне актуализированный). На территории РФ действует 85 арбитражных судов, по одному в каждом областном центре. Судов общей юрисдикции — примерно 2300. В арбитраже трудится 3 тыс. судей, а в областных и районных судах — около 25 тысяч. Вывод из этой статистики очевиден: гражданам удобнее обращаться в инстанции по месту жительства, а не ездить на каждое разбирательство в столицу региона. Однако для кредиторов ситуация обратная. Если иметь в виду компетенцию судов общей юрисдикции, то представителям кредитных учреждений придется полжизни проводить в путешествиях по городам и весям, разбираясь