Санитары леса

Экономика и финансы
РОССИЙСКИЕ БАНКИ
Кризис помогает Центробанку убирать с рыночного поля слишком рискованные и не чистые на руку банки. Главное, чтобы, когда дым рассеется, было кому поддержать восстановительный рост экономики
Санитары леса

Российский банковский сектор переживает тяжелые времена. Во-первых, батальон несет чувствительные потери в живой силе. За два года, прошедшие с момента вступления в должность нынешнего руководства Банка России во главе с Эльвирой Набиуллиной, под прессингом развернутой ею административной чистки, а затем и кризисного рыночного отбора мы имеем 170 «двухсотых» (банков, лишившихся лицензий) и 24 «трехсотых» (взятых на санацию в предбанкротном состоянии). Общее количество действующих «бойцов» с 1 июля 2013-го по 1 июля 2015 года сократилось на 16 с хвостиком процентов — банков на рынке стало меньше на 159, а точек продаж (филиалов, отделений, офисов всех типов) — на 7485 (см. графики 1, 2).

Во-вторых, банковский сектор демонстрирует небывалые убытки, связанные как с усиленным резервированием стремительно теряющих качество кредитных портфелей, так и с «эхом» шокового подъема ключевой ставки ЦБ в декабре прошлого года, мгновенно проиндексировавшей все пассивы и урезавшей маржу. Убытки съедают капитал и ведут к потере ликвидности, что парализует выдачу новых кредитов, банк теряет возможность получения новых заработков —эта дурная спираль способна убить даже добропорядочный банк с добросовестным менеджментом и ответственными акционерами.

Что же говорить о схемных банках, «пылесосах» и конторах, обслуживающих небанковские проекты акционеров? Они улетают с рынка просто пачками. Две самые заметные потери текущего года, которые можно только приветствовать, — куст банков Анатолия Мотылева, угробившего в прошлый кризис банк «Глобэкс», но по великодушию отечественного банковского законодательства получившего еще один шанс и реанимировавшего аналогичную «Глобэксу» схему финансирования чужими деньгами собственных проектов. И Пробизнесбанк Сергея Леонтьева, одного из старожилов банковского рынка, удачливого санатора ряда региональных банков, рухнувших в прошлый кризис, за респектабельной витриной финансовой группы «Лайф» которого работал бизнес, весьма далекий от традиционно банковского (хотя многие региональные банки этой группы были заточены под рыночное кредитование МСБ и физлиц по стандартным схемам, но в кризис полезла просрочка). К сожалению, регулятор, несмотря на эшелонированную и, по мнению многих не только банкиров, но и незаинтересованных наблюдателей, избыточную систему надзора, не в состоянии упреждающе убирать с рынка подобные конторы.

А бывают и вовсе «забавные» случаи, когда банки сами провоцируют ЦБ на отзыв лицензии, чтобы оправдаться перед клиентами, хотя банк по факту шел к неизбежному краху.

И не рост, и не спад, а так…

Снижение совокупных активов банковской системы в первом полугодии на 4,4% (без учета переоценки валюты) — цифра не пугающая. Рублевые активы сократились чуть больше — на 6,2%, валютные (при пересчете в доллары) в целом остались практически без изменений. При этом рублевые активы припали у Сбербанка и прочих госбанков, а также ряда крупных частных банков. Тогда как у небольших московских и малых региональных банков (в целом,