Возьмите в руки дефлятор

Тема недели
«Эксперт» №38 (957) 14 сентября 2015
Спор вокруг реформы здравоохранения, который то в более, то в менее явном виде уже года три ведется между населением России и соответствующими министерствами и ведомствами, основывается на том непреложном факте, что государство стало тратить на медицину достаточно много денег

И из этого факта выходит такое следствие: больше тратить никак нельзя — надо экономить. Простые арифметические действия показывают нам, что этот экономический фундамент отношения к реформе медицины ложен. Для этого надо применить дефлятор.

Известно, что за последние девять лет расходы на здравоохранение выросли с 850 млрд до 2,4 трлн рублей, то есть примерно втрое. Однако это в номинальных ценах. А если мы применим дефлятор, то окажется, что они выросли всего на 15%, тогда как ВВП России за тот же период —на 30%. То есть медицина недополучила 15% роста, и, скорее всего, в этом и состоит главная проблема реформы.

Если мы внимательно рассмотрим график 3, то увидим, что здравоохранение — падчерица бюджета. Как только в стране начинаются не очень хорошие времена, медицину «режут». Вот кризис 2008–2009 годов, и на следующий год — 2010-й — расходы (дефлированные) на медицину падают, вернувшись к 2005 году. Вот экономика начинает притормаживать в 2012 году — и расходы на медицину опять падают. Поэтому и слышим мы рефреном: мы купили лучшие технологии, теперь вы можете лечиться, как в Европе. И это правда. А потом бюджет трещит по швам, надо оптимизировать расходы, и сокращают фельдшерские пункты и врачей. И вот уже мы не можем доехать на скорой до больницы вовремя и теряем своих близких. График 3 указывает нам, что в реформе нет последовательности. Экономической.

Можно подумать, что это не так уж и важно, — ведь все-таки медицина получает больше денег. Но посмотрим на графики роста смертности (график 1) и сопоставим его с графиком 3. Мы видим ужасающую по плотности связь: как только мы сокращаем реальные расходы на медицину — сразу же смертность растет. В 2010-м сократили, и после нескольких лет падения смертность в том году выросла с 14,1 человека на 1000 жителей до 14,2. А ведь в предыдущие годы она упала с 16 до 14. Нарастили реальные доходы — смертность продолжила падение. Опять стали сокращать, в 2012 и 2013 годах, — и смертность опять пошла вверх. Такая жесткая зависимость указывает на то, что деньги «режут» в каких-то очень важных для массовой медицины вещах. Доступность скорой помощи, реабилитация, вакцинация — мы не знаем, но важно проверить экономическую достаточность именно массово востребованных медицинских услуг, связанных с острыми состояниями или с их предотвращением. Особенно это важно сейчас, когда для многих стали не так доступны импортные лекарства.

Где взять деньги, если окажется, что их надо больше? Нам кажется, что надо идти в сторону частно-государственного партнерства. Частные клиники, которые выросли в тучные годы, сегодня нуждаются в расширении сферы применения своих услуг. У них уже есть хорошее оборудование, но мало клиентов. Пусть государство направляет им «своих» клиентов, и тогда, не тратя деньги на оборудование, оно сможет перестать «резать» массовый рынок.

Есть еще деньги корпораций, которые могут создавать хорошие клиники для своих сотрудников и частично обслуживать других клиентов. И такая практика вовсе не наследие со