Бизнес? Не делить

Русский бизнес
«Эксперт» №39 (958) 21 сентября 2015
«Норильский никель» не достанется Наталье Потаниной
Бизнес? Не делить

Пресненский суд Москвы отклонил ее иск к бывшему мужу, бизнесмену Владимиру Потанину, о разделе акций «Норильского никеля» и компании «Интеррос».

Исход процесса «Потанина против Потанина» имел принципиальное значение для деловой среды России. Беспрецедентен, во-первых, сам масштаб иска. Наталия Потанина просила суд взыскать в ее пользу 15% акций «Норильского никеля» и 50% акций инвестиционной группы «Интеррос».

Но гораздо важнее масштабов был бы сам факт решения суда о разделе бизнеса. До сих пор ни в одном бракоразводном процессе владельцев крупных компаний бывшим женам не удавалось получить часть деловых активов, бенефициаром которых является муж. Суды либо отказывали бывшим супругам, либо стороны полюбовно договаривались о размере компенсации. 

Здесь стоит подчеркнуть, что акции «Норникеля» и «Интерроса» не являются личной собственностью Потанина. Это корпоративная собственность, принадлежащая другим лицам, и ее нельзя просто так взять и поделить. Можно поделить итоги деятельности бизнеса, которые получил бенефициар, но никак иначе.

В этом вопросе российское правосудие оказалось солидарно с европейскими и американскими судами, которые твердо следуют принципу: при разводе делится все, кроме бизнеса.

Российские эксперты считают такой подход справедливым. «Нельзя делить то, чем человек не владеет, — писал Александр Орлов, адвокат коллегии адвокатов GRAD, в программном материале для Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ). — В случае, когда человек не владеет акциями, их нельзя разделить в бракоразводном процессе; если имуществом владеет иное лицо, в том числе юридическое, такое имущество также не подлежит разделу, ведь у него имеется иной законный владелец». По мнению Александра Орлова, косвенный контроль в любом случае по российскому праву не может свидетельствовать о принадлежности имущества какому-то иному лицу и являться основанием его раздела в качестве совместно нажитого.

Так же считает председатель правления Московского юридического агентства Алексей Ленецкий. Комментируя решение Пресненского суда, Ленецкий заявил: «Если эти акции не принадлежат Потанину, а записаны на какое-то юрлицо, и это юрлицо в свою очередь контролируется каким-то другим юрлицом или еще каким-то образом, а имущество находится в каком-то анонимном трасте, то доказывать принадлежность этого траста Потанину просто нет оснований».

Другой аспект проблемы: насколько вообще правильно говорить о разделе бизнеса в результате бракоразводного процесса или дележа наследства? Александр Орлов считает такую постановку вопроса принципиально неверной, потому что бизнес — «это не просто уставный капитал, разделенный на доли, это отлаженный механизм, управляемый эффективным менеджментом, от которого зависят сотни и тысячи связанных с конкретной компанией людей». Появление в компании постороннего собственника с огромной долей, полученной в результате дележа собственности, или полугодовое отсутствие собственника в случае проведения процедуры наследования однозначно в