О рейтингах — и университетах

Разное
Москва, 05.10.2015
«Эксперт» №41 (960)
Каждый год осенью публикуются международные рейтинги университетов

Фото: Эксперт

За последние две недели вышли рейтинги Quacquarelli Symonds (QS) и Times Higher Education (THE), в которых отечественные вузы оценены по-разному. Нет, кое-что в них совпадает; Московский университет, например, улучшил позиции в обоих списках. Но в целом в QS нашим выставлены оценки хуже ожидаемых, а в THE, наоборот, гораздо лучше: на оцениваемых позициях оказалось сразу тринадцать российских университетов вместо прошлогодних трёх. Но глубоких выводов из такого разнобоя делать не стоит: знающие люди объясняют, что поменялись поставщики информации для этих рейтингов (сравнительно благорасположенный к нам Elsevier перешёл от QS к THE), да ещё в очередной раз изменились методики — только и всего. И вообще, за год никакой вуз не может резко поменяться — скачку того же МГУ сразу на 35 мест вверх в одном из рейтингов не стоит слишком уж радоваться. Важны тренды, а они у наших университетов противоречивы. Серьёзные деньги, распределяемые ведущим вузам по проекту «5-100», толкают их вверх по рейтингу, а многое другое — и прежде всего реформа отечественной высшей школы — вниз.

Проекту «5-100», имеющему целью вхождение пяти наших университетов в первые сотни мировых рейтингов, надо радоваться: по какому бы поводу ни шли деньги в серьёзные вузы, они всё равно полезны. Однако повод тоже имеет значение. Показушная, в сущности, цель диктует показушные средства. Скажем, значимость публикационной активности заставляет участников «накручивать» её любыми способами. Конечно, способ способу рознь. Оплату публикаций в небрезгливых научных журналах хвалить не за что, а вот привлечение на высокие зарплаты ведущих учёных и создание «под них» новых лабораторий — дело иное. В конце концов, чем университет хуже футбольного клуба? Голы, забитые легионерами, идут в общий счёт — и за один только 2014 год число публикаций вузов — участников «5-100» выросло на треть именно за счёт открытия таких вот новых лабораторий. Разумеется, они позитивно скажутся и на репутации вузов, и даже на качестве обучения студентов — только не сразу и скорее опосредованно. К сожалению, гораздо более мощные факторы прямого действия тянут качество обучения вниз, причём уже сейчас. Если вам повезло и у вас нет на этот счёт личного опыта, походите по блогам и форумам университетских преподавателей — узнаете много интересного.

Причём сравнительно нового. Например, о том, как несовместим с качественной подготовкой по множеству специальностей четырёхлетний формат, уже почти не пишут — как в декабре уже не жалуются на окончание лета. Зато пишут, как количество перешло в качество в деле сокращения часов по стержневым дисциплинам: их урезали все последние годы, но теперь программу за оставшиеся часы втолковать студентам не трудно, а просто нельзя. Пишут о непрерывном размножении никому не нужной писанины, окончательно превращающей жизнь злосчастных преподов в каторгу. Они бесконечно строчат какие-то, прах их побери совсем, учебно-методические комплексы, которые никто на свете не читает, но которые всегда нужн

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (960) 5 октября 2015
    Возвращение в большую игру
    Содержание:
    Упреждающий удар

    Россия официально вмешалась в сирийскую гражданскую войну. Не для того, чтобы спасти Сирию, а чтобы избежать импорта террора на свою территорию

    Повестка дня
    Культура
    Потребление
    Реклама