Упреждающий удар

Тема недели
РОССИЯ В СИРИЙСКОМ КОНФЛИКТЕ
«Эксперт» №41 (960) 5 октября 2015
Россия официально вмешалась в сирийскую гражданскую войну. Не для того, чтобы спасти Сирию, а чтобы избежать импорта террора на свою территорию
Упреждающий удар

Тридцатого сентября Совет федерации дал президенту Владимиру Путину добро на использование российских войск за рубежом. Глава администрации президента Сергей Иванов пояснил, что разрешение сенаторы дали исключительно на ограниченную военную операцию в Сирии силами ВВС России, и она официально началась уже через несколько часов — российские самолеты нанесли ракетно-бомбовые удары по позициям террористов «Исламского государства» (ИГ; организация запрещена в России). По словам Владимира Путина, они продлятся до тех пор, пока не закончатся наступательные действия сирийской армии, то есть до полной ликвидации террористов.

Нынешняя военная операция России на Ближнем Востоке подготовлена, ограничена по времени и масштабу, абсолютно легитимна с точки зрения международного права, а также согласована со всеми заинтересованными сторонами. Точнее, с теми, кто захотел ее согласовывать. Но самое главное — она четко соответствует российским национальным интересам. Как внутренним, так и внешним.

Они придут к нам

Некоторые эксперты и профессиональные патриоты раскритиковали решение Владимира Путина бороться с террористами на сирийской земле. По их мнению, Россия подписалась на таскание каштанов для США из очень-очень горячего костра. В самом деле, Соединенные Штаты наделали стратегических ошибок на Ближнем Востоке, допустили появление опасной для них террористической угрозы со стороны ИГ, а теперь пытаются уничтожить одного врага руками другого.

На самом деле ситуация гораздо проще. Москва действительно таскает каштаны из огня, но для себя. Последствия игнорирования террористической угрозы в Сирии по принципу «Моя хата с краю» гораздо опаснее. После того как сгорит хата Асада, пожар накроет и российскую. Либо сразу, либо, что более вероятно, через шаг. Да, сейчас в рядах ИГ воюет значительное количество боевиков из России и с постсоветского пространства. Которые после окончания боевых действий отправятся домой. Но если они уезжали как обычные радикалы и маргиналы, то вернутся уже обученными взрывному и диверсионному делу профессионалами, имеющими полезные знакомства и каналы финансирования. Возможно, российская ФСБ переловит и посадит тех, кто возвращается на Северный Кавказ, в Крым или Татарстан. Однако спецслужбы постсоветского пространства не имеют таких навыков, финансов, организационных возможностей и оперативного опыта. Тысячи боевиков вернутся в Азербайджан, Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Узбекистан. Наиболее сложная ситуация сейчас сложилась в Таджикистане — по сути комбинация факторов в виде неэффективной власти, потери доходов от гастарбайтеров в России (из-за проблем российской экономики и падения курса рубля) и возвращения этих гастарбайтеров домой, где нет работы, а также решения президента Рахмона пересмотреть московские соглашения и ликвидировать исламскую оппозицию в лице Партии исламского возрождения Таджикистана. Если таджикское население подпадет под влияние пропагандистов ИГ (обещающих закон и справедливость — в их понимании этого слова, к