Задача управленца — не мешать хорошим людям работать

Наука и технологии
Москва, 05.10.2015
«Эксперт» №41 (960)
Реально работающие ученые никогда не будут поддерживать бюрократию. Отдать судьбу науки в руки ученых — это самое правильное решение

Когда нобелевского лауреата академика Льва Ландау спросили, почему он работает в Академии наук, он ответил: «Там я не подвергнусь хамству!»

Прошло уже два года с тех пор, как 25 сентября 2013 года окончательный вариант проекта Закона о реформе Российской академии наук (РАН) был одобрен Советом Федерации, а 27 сентября его подписал президент. Принятию закона не установленного до сих пор авторства, который был внесен в Государственную думу в режиме кавалерийской атаки, предшествовала горячая дискуссия, сопровождавшаяся акциями протеста научной общественности, под нажимом которой первоначальный проект был существенно скорректирован. Но тем не менее Российская академия медицинских наук (РАМН) и Российская академия сельскохозяйственных наук (РАСХН) были влиты в РАН, а их общее имущество было передано вновь созданному Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). Еще не был принят закон, но уже вовсю стали обсуждать, что делать с академической собственностью, какие институты кому можно передать.

Страсти охладил президент, который вскоре после принятия закона ввел годичный мораторий на манипуляции с академической собственностью, а в конце 2014-го продлил его еще на год. Это несколько успокоило научное сообщество. За минувшее время была проведена большая работа по передаче ФАНО имущества трех академий. Одновременно под флагом омоложения кадров начались кампания замены директорского корпуса и слияние институтов. Такие перемены вызвали неоднозначную реакцию научного сообщества, и становилось предметом горячей общественной дискуссии. И все это время наш журнал отслеживал ход реформы и ведущиеся обсуждения. Только за последнее время «Эксперт» опубликовал интервью руководителя ФАНО Михаила Котюкова; председателя Сибирского отделения РАН, вице-президента РАН Александра Асеева; академика РАН директора Института проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН Александра Кулешова; академика Владимира Накорякова.

А сегодня мы говорим об итогах этих двух лет с президентом Академии наук академиком Владимиром Фортовым.

— Хотелось бы начать не с проблем, которые мы постоянно обсуждаем, а с достижений академии. Я объясню почему. Мы сталкиваемся с тем, что многие наши читатели задаются вопросом: у них миллион проблем, но где их достижения? И почему никто об этом не говорит?

— Может быть, стоит начать с интегральной оценки. Сейчас во всем мире фундаментальную науку оценивают по количеству публикаций и числу их цитирований. Так вот, Академия наук, численность которой составляет 14 процентов от всей российской науки, делает 50 процентов всех высокорейтинговых публикаций. Причем по удельным затратам на одну статью и на одно цитирование РАН уверенно занимает первое место в мире. Из тысячи наиболее цитируемых ученых России половина работает в академии или является членами академии. И при этом академия — очень маленькая организация, и потребляет она мало ресурсов — 16–17 процентов общих затрат на науку в России. А результат большой.

Если говорить о конкретных вещах,

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (960) 5 октября 2015
    Возвращение в большую игру
    Содержание:
    Упреждающий удар

    Россия официально вмешалась в сирийскую гражданскую войну. Не для того, чтобы спасти Сирию, а чтобы избежать импорта террора на свою территорию

    Повестка дня
    Культура
    Потребление
    Реклама