Дракон закашлял. Как не заразиться

Экономика и финансы
РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ СВЯЗИ
«Эксперт» №42 (961) 12 октября 2015
Активизируя торгово-инвестиционное сотрудничество с Китаем, Россия должна строго придерживаться долгосрочных национальных интересов, учитывая риск нарастания экономических неурядиц в КНР
Дракон закашлял. Как не заразиться

Прошел месяц с момента подписания в Пекине в присутствии руководителей России и Китая пула почти из трех десятков соглашений разной степени конкретности, нацеленных на активизацию торгово-инвестиционного сотрудничества двух стран. Фанфары смолкли, пришло время скрупулезного анализа заключенных соглашений, оценки их соответствия долгосрочным интересам подписантов. Нас, естественно, интересуют прежде всего российские интересы. Мнения и оценки ученых, чиновников, банкиров неоднозначны, их спектр мы постарались представить в нижеследующем материале.

Этой статьей «Эксперт» открывает серию публикаций, посвященных различным аспектам развития нашего экономического взаимодействия с КНР.

Юаневые займы надо делать… в Москве

Прежде всего следует отметить, что российский «поворот на Восток» — смещение акцентов в развитии торговли и двусторонних проектов с Европы на Азию, прежде всего на Китай, — совпал с вступлением КНР в полосу серьезных экономических проблем. Постепенное снижение темпов роста этим летом было неожиданно осложнено сдутием пузыря на фондовой бирже Шанхая и последующими экстренными действиями китайских денежных властей по купированию финансового кризиса: интервенции на фондовом рынке составили без малого 400 млрд долларов; кроме того, Народный банк Китая осуществил чувствительную девальвацию юаня.

Эти события заметно охладили тон комментариев относительно перспектив развития расчетов и финансового взаимодействия России и Китая в национальных валютах. «Непростая ситуация на фондовом рынке Китая внесла свои коррективы в планы Внешэкономбанка по выходу на китайский рынок облигационных заимствований, поэтому говорить о возможных сроках и о предполагаемых объемах заимствований пока преждевременно, — пояснил нам первый зампред ВЭБа Петр Фрадков. — Кроме того, существуют определенные регуляторные ограничения допуска эмитентов-нерезидентов на внутренний долговой рынок Китая. Мы ведем диалог с китайскими регуляторами о смягчении определенных требований и находим понимание у надзорных органов Китая. Что касается перспективы привлечения российскими компаниями и банками долгового финансирования в так называемых офшорных юанях на рынке Гонконга, то до момента снятия санкций это маловероятно в силу сильной аффилированности местных инвесторов с крупнейшими западными финансовыми банками и инвестиционными фондами».

В складывающейся ситуации, по мнению ряда российских инвестиционных банкиров, более выигрышна в долгосрочном плане стратегия развития отечественного долгового рынка, причем как для заимствований в рублях, так и в других валютах, включая юань. О возможности организации выпуска на российской платформе облигаций, номинированных в юанях, упоминал замминистра финансов РФ Сергей Сторчак на встрече руководителей финансовых ведомств «двадцатки» в Анкаре в начале сентября.

Пылесос инвестиционных юаней

Если «зеркальные» выпуски долговых инструментов в рублях и юанях китайскими и российскими эмитентами — дело будущего, то формат привлечения прямого связанного