Тревожный и лояльный

Политика
Москва, 02.11.2015
«Эксперт» №45 (964)
Средний класс в России готов к осмысленному диалогу с государством, требует составить новый общественный договор и определить общие для всех правила игры. Идеологический запрос: демократия, свобода, справедливость

Этой осенью мы часто упоминаем выдающегося социолога Чарльза Тилли, который изучал механизмы развития демократии в мире в разные исторические периоды. Свои рецепты он прописал и для России, и сегодня мы удивительным образом видим актуальность его прогнозов. Наше государство сейчас проходит важный тест на политическую и институциональную состоятельность. Речь идет не о гипотетической революции: несмотря на кризис, вероятность внутреннего мятежа ничтожна, даже если брать в расчет западную инициативу, которая непременно будет приложена (особое внимание ближайшему выборному периоду 2016–2018 годов). Речь, наоборот, идет о скорости движения к более открытой и демократичной России.

Тилли предупреждал, что усиление государства всегда приводит к закупорке каналов связи между обществом и властью. Система «окукливается», забюрокрачивается, даже вопреки воле правящих элит. Движение по вектору демократии замедляется. Чтобы вновь наладить «кровоток», необходимо давление среднего класса как наиболее ответственного, состоятельного и образованного слоя населения и части элит. И здесь у нас, похоже, есть проблемы. Часть элит, готовых к изменениям, наскрести можно, пусть и с большим трудом. Определенный сегмент крупного капитала, видные промышленники среднего звена, часть депутатского корпуса недовольны неэффективной экономической и управленческой политикой государства. Но готов ли средний класс подставить плечо этой группе элит? В этой статье мы попробуем оценить, каковы у российского среднего класса потенциал к давлению, запрос на реформы, протестные настроения.

Что мы подразумеваем под давлением? Это активное участие в политической и общественной жизни, легитимное сопротивление неоднозначным инициативам власти, создание механизмов и объединений, то есть инструментов влияния. Если активная часть населения делает это все вне площадок для диалога с властью, возникает революционный потенциал. Но если коммуникация со средним классом налажена, это создает перспективу стремительного развития страны — об этом свидетельствует мировой опыт.

Помнится, Владимир Путин в разгар болотных митингов, где было довольно много представителей среднего класса, искренне удивлялся: мы готовы к диалогу, вот только с кем и о чем разговаривать? И время показало, что разговаривать действительно было не с кем и не о чем. Изменилась ли ситуация сегодня? Ведь в начале 2010-х показалось, что гражданское общество в России поднимает голову: появились волонтерские и благотворительные организации, стал популярен городской активизм. Именно средний класс инициировал эту активность, то есть начал создавать «механизмы давления», а затем вышел на площадь с запросом на честные выборы. И добился от власти политической реформы и заметной прозрачности избирательного процесса. Все произошло в соответствии с законом Токвиля (французский государственный деятель, мыслитель, историк)), который доказал, что революции или большие гражданские движения происходят не в период кризиса, а после выхода из него. Однако

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (964) 2 ноября 2015
    Конформисты
    Содержание:
    Реклама