Юань попал в хорошую компанию

Тема недели
«Эксперт» №50 (968) 7 декабря 2015
Китайский юань войдет в список резервных валют Международного валютного фонда (МВФ)
Юань попал в хорошую компанию

Такое решение было принято на заседании исполнительного совета МВФ 30 ноября. Юань станет пятой валютой в корзине после американского доллара, евро, британского фунта стерлингов и японской иены. Последний раз список включенных в корзину валют менялся в 1999 году — тогда из него исключили французский франк и немецкую марку и включили евро. Решение МВФ вступает в силу в октябре 2016 года. Юань станет третьей по весу валютой в корзине (10,92%), сократив сильнее всего долю евро (после включения новой валюты его вес составит 30,93% против прежних 37,4%). Доллар сохранит долю в 41,73%, доли иены и фунта составят 8,33 и 8,09% соответственно.

Китай добивался включения юаня в корзину валют МВФ с 2009 года. Однако фонд долгое время выступал против, мотивируя тем, что китайская валюта не является свободно конвертируемой. Это подвигло Китай на реформы в финансовой сфере. Впрочем, несмотря на ряд послаблений в политике денежного обращения, юань до сих пор не является свободно конвертируемой валютой. Он привязан к курсу доллара США, а в самом Китае сохраняется ряд ограничений на валютном рынке.

Однако МВФ пошел на уступки китайской стороне и включил юань в список валют, на основе которых рассчитывается стоимость SDR — специальных прав заимствования. Этот инструмент был создан в 1969 году как квазивалюта для поддержки расширения мировой торговли и развития финансового сектора в условиях Бреттон-Вудской системы фиксированных обменных курсов. С переходом на режим плавающего обменного курса потребность в SDR и их значимость стала уменьшаться. Включение юаня в список резервных валют МВФ скорее политическая победа, нежели финансовая или экономическая. Теоретически центральные банки мира теперь смогут включать юань в свои резервы. Со стороны МВФ это был вынужденный шаг, целю которого было удержать амбициозный Китай в зоне своих интересов. Крупнейшей экономике мира тесно в финансовых рамках, которые диктуют ей международные институты, и в последние годы Китай пытается создать альтернативные МВФ и Всемирному банку финансовые организации, например Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Для самого Китая (а вместе с ним России и Индии) более насущный вопрос не включение их валют в резервный список, а перераспределение квот голосов в МВФ. На текущий момент квоты стран G7 дают им совокупные 43% голосов, тогда как квота Китая — лишь 3,8%. Вопрос о перераспределении квот голосов в МВФ стоит с 2009 года. Однако Конгресс США выступает против, тем самым блокируя потерю контроля над одним из основных инструментов своей внешней политики.