Правила сбора щепок при рубке леса

Экономика и финансы
Москва, 24.12.2015
«Эксперт» №1-2 (970)
Минусы зачистки банковского сектора от сомнительных игроков явно перевешивают плюсы. Центральному банку и Росфинмониторингу пора пересмотреть принципы взаимодействия с кредитными организациями и научиться быть мягче и гибче

Чуть больше двух лет прошло с тех пор, как, отозвав лицензию у Мастер-банка, Центральный банк начал неофициальную кампанию обеления поднадзорного ему рынка. И уже можно подвести неутешительные итоги. В 2013 году в России стало на 32 банка меньше, в 2014-м лишились лицензии еще 86. А за неполный 2015 год к «высшей мере наказания» было приговорено 93 банка. Сообщения о том, как ЦБ пачками отзывает лицензии, давно перестали выделяться на общем информационном фоне. К тому же проведение сомнительных операций уже давно не самая популярная причина ликвидации: в 2014 году таких нечистоплотных банков было всего 35, остальных подвели скелеты, спрятанные в балансах. В нынешнем году статистику еще сильнее разбавил разыгравшийся кризис. Да и сами представители ЦБ неоднократно заявляли, что им почти удалось вывести сомнительные операции из малых и средних банков.

Недавно Национальный совет финансового рынка по поручению Росфинмониторинга провел опрос среди 150 кредитных организаций: спрашивали в том числе о проблемах, связанных с исполнением «антиотмывочного» законодательства. Как оказалось, большинство опрошенных банкиров (81%) по-прежнему считают санкции Банка России за его нарушение излишне жесткими. А в числе сформулированных предложений оказалась идея наказывать заподозренные в отмывании банки только на основании установленного факта нарушения законодательства.

Жертвы подозрений

Под «антиотмывочным» законодательством, как правило, понимается 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Принятый в далеком 2001 году, он существенно усложнил жизнь банковского сообщества. Строго говоря, ни о каком противодействии речи в нем не шло: банкам просто вменялось в обязанность отслеживать все подозрительные операции, каковых, разумеется, с самого начала было описано великое множество, и сообщать о них в Росфинмониторинг. А вот уже на плечи финансовой полиции возлагалась вся тяжесть борьбы с легализацией и финансированием терроризма — по собственным внутренним процедурам, для стороннего наблюдателя закрытым.

Проверка соответствия требованиям закона входит в число причин регулярных визитов сотрудников ЦБ к своим подопечным. И, как показывает практика, стать нарушителем может каждый. «115-ФЗ стал универсальным способом закрыть любой банк, — рассказывает партнер фирмы “ФБК-Право” Александр Ермоленко. — Как 58-я статья УК РСФСР позволяла признать любого врагом народа, так и 115-ФЗ вкупе с законом о банковской деятельности сформулированы аналогичным образом: безжалостно и расплывчато. По 115-ФЗ банки должны информировать о большом числе операций по определенным критериям. Через любой крупный банк в день проходят тысячи или даже десятки тысяч операций, о которых должно быть сообщено Финмониторингу как о подозрительных. Естественно, иногда какие-то операции выпадают: бывает, служба внутреннего контроля что-то упускает, бывает сбой программы. Нарушения по 115-ФЗ есть всегда. Если мы захотим завтра закрыт

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (970) 21 декабря 2015
    Человек года президент России Владимир Путин
    Содержание:
    Новый таргет

    В экономическом плане год заканчивается тяжело

    Человек года
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама